Ключ к себе

Метод Ключ — книги Хасая Алиева читать бесплатно онлайн на сайте автора

«Ключ к себе», часть I

Хасай Магомедович Алиев

«Ключ к себе» — 1

обложка книги Хасая Алиева "Ключ к себе"

Первое издание книги Хасая Алиева «Ключ к себе»! — читать бесплатно в электронном виде онлайн

СОДЕРЖАНИЕ

Помоги себе сам Предисловие Л. Загальского
Для кого написана эта книга
Что может дать саморегуляция лично вам
Есть такое особое — нейтральное — состояние
Управляемый «сдвиг по фазе»
Как сложился метод
На подходах к технологии
Итак, повторим урок
Феномены саморегуляции
Моя жизнь стала богаче
Предостережения
В поисках образа
Метод совершенствуется
Новый поворот — еще не заключение
Давайте познакомимся

 

ПОМОГИ СЕБЕ САМ

В переполненном вагоне утренней «подземки» невольно стал свидетелем такой сцены. Нос к носу столкнулись две знакомые женщины. Заохали: «Ну, как дела?» — «Ой, сплошной стресс!»
С тех пор как выдающийся канадский физиолог Г. Селье запустил на орбиту это слово, оно прочно вошло в наш лексикон наравне со «спутниками», микрокалькулятором», «аэробикой». Стресс неумолимо напоминает о себе огромным количеством инфарктов и неврозов, различными дистониями. Даже язву желудка считают болезнью социальной.
Люди стали бегать по утрам, в свободное время погружаться в бассейны, топтать гаревые покрытия теннисных кортов. «Встречайте неприятности жизни бодрой пробежкой трусцой» — кроме этого нехитрого девиза да транквилизаторов (увы, небезвредных для здоровья) для снятия стресса медицина ничего предложить не может.
А вот если бы появился некто и сказал: «Несколько тренировок, абсолютно необременительных, напротив, даже приятных, — и я научу вас управлять своим организмом, есть у меня некий золотой ключик». Пошли бы мы за ним?
Пошли.
Он научил бы студента бодрым приходить на экзамены во время изматывающих сессий, работницу часового завода избавил бы от перспективы заполучить профессиональную близорукость, чиновника — от гиподинамии, страдающего бессонницей обучил бы сладко засыпать в удобное для него время. Он вылечил бы наши городские мигрени, к зубному врачу мы шли бы с улыбкой во все оставшиеся зубы, потому что научились не чувствовать боли.
Загадочное тяготеет к чудесному. Чудесное — к мистике. Трудно поверить, что у кого-то

может оказаться ключ к самому себе.
Однако такой человек есть. Доктор Хасай Магомедович Алиев.
…У меня на глазах происходило чудо. Обученные по методике Алиева люди (рабочие одного из заводов Еревана, где директор Э. А. Петросян создал врачам все необходимые условия для работы) прямо тут же, в обычной комнате, вызывали у себя сон и управляли его продолжительностью. Можно было даже не проверять по секундомеру: биологические часы человеческого организма работают с не меньшей точностью, чем механические или электронные. Люди снимали себе усталость, головную боль, поднимали настроение. По моей просьбе они одним лишь усилием воли обезболивали любой участок тела, хоть иголкой коли — ничего не чувствуют.
Фокус интересен до того момента, пока фокусник не раскроет его секрет. «А-а, оказывается, все так просто», — разочарованно протянет зритель. Так что пока, не раскрывая секрета, как такое вообще возможно, отвлечемся, читатель, ненадолго.
«Полноте презирать тело, полноте шутить с ним! Оно мозолью придавят весь ваш бодрый ум и на смех гордому вашему духу докажет его зависимость от узкого сапога» — эти слова принадлежат А. И. Герцену и, судя по всему, никогда не утратят актуальности. Как ни странно, имея практически неограниченные возможности управления своими эмоциями, поведением, мышлением, мы не можем справиться с обычной головной болью. Однако на земном шаре существует небольшая группа людей, которым собственное тело подчиняется так же легко, как кнопка выключателя нашего телевизора. Индийский йог, освоивший специальные упражнения, долгое время приучает себя обходиться минимумом одежды, не испытывать затруднений от холода, избегая огня и закрытых помещений. Не буду касаться религиозной стороны дела, но так или иначе йогин (ученик) приобретает способность даже в сильный мороз носить одну лишь рубашку на голом теле.
Ученика обязательно испытывают. Сидя на берегу реки в холодную зимнюю ночь, обернувшись в мокрое покрывало, он должен высушить его своим телом. Как только покрывало становится сухим, его заменяют новым, тоже влажным. Так продолжается до рассвета. Нормальным для йога считается, если ученик за ночь высушил своим телом три покрывала.
Трудно поверить, но я собственными глазами видел, как один из пациентов доктора Алиева заставил подняться ртутный столбик термометра до отметки в сорок один градус. Причем сделал это за несколько минут. Напомню, что йогам требуются для обучения десятилетия, причем жизнь их окутана туманом мистики, связана цепями всевозможных запретов. А пациент доктора Алиева — обычный городской парень двадцати пяти лет, программист ЭВМ.
— Итак, каждый может овладеть методикой ключа? — спрашиваю у Хасая Магомедовича.
— Каждый. Если, конечно, этого захочет. Существует оригинальная теория о том, что вообще мы устроены так, что в процессе эволюции все больше функций организма должно подчиняться сознательному контролю со стороны человеческой психики. А значит, саморегуляция в этом смысле способствует ускорению эволюционного развития человека. Единственный способ справиться со всевозрастающими информационными, эмоциональными, стрессовыми нагрузками — научиться правильно использовать внутренние резервы человеческого организма.
Что же у нас для этого есть? К сожалению, очень и очень немного. Врач-психолог на предприятии сегодня ни у кого не вызывает удивления. И в кабинет психологической разгрузки тоже никого не надо заманивать. После шума и грохота современного производства приходишь в тихую комнату. Картины на стенах, ковры на полу, рыбки в аквариуме, мягкий свет, тихая музыка. Садишься в удобное кресло, закрываешь глаза, и врач, командам которого ты повинуешься, обучает тебя, как расслабить свое тело и за короткое время отдохнуть, набраться бодрости, забыть об усталости. Это есть так называемая аутогенная тренировка. Приобретенными с ее помощью навыками можно пользоваться самостоятельно — на работе и дома. Но аутотренингом овладеть непросто:

нужно несколько месяцев занятий с тренером-врачом, не во всякой обстановке его удается применять.
Хасай Магомедович Алиев пошел значительно дальше. Врач-психотерапевт объясняет пациенту, что после одного-двух пятнадцатиминутных занятий он сможет научиться управлять уровнем своей внушаемости. Обучаемого просят встать прямо, голову слегка откинуть назад, смотреть прямо перед собой, чуть выше уровня глаз в ОДНУ ТОЧКУ, без напряжения, словно в пустоту.
Затем в ход идут испытанные приемы внушения, и мозг погружается в удивительно приятное состояние полубодрствования — полусна. Хочу сразу заметить — ничего общего с обычным гипнозом. Именно в этом особенном состоянии навсегда в памяти останется фраза врача: «Всякий раз и в любой обстановке, в положении сидя, стоя или лежа, при шуме и без шума, если вы мысленно сосчитаете от одного до пяти, обязательно автоматически войдете в режим саморегуляции» Это и есть ключ к самому себе. Человек становится способным осуществлять управляемую связь между своими психическими и физическими функциями. То есть нашему желанию становятся подвластны такие системы организма, которыми в обычном состоянии мы управлять не можем. Ключ — как бы выключатель, кнопка, нажав которую можно привести в действие уже выработанную рефлекторную цепочку. Достаточно, глядя в одну точку, сосчитать до пяти, как автоматически достигается желаемое состояние — можно расслабиться или сосредоточиться.
Удивительные возможности открывает метод Алиева!
«Отдел условий труда Госкомтруда СССР считает, что предложенный товарищем Алиевым X. М. метод управляемой психофизиологической саморегуляции может успешно применяться в целях самоподготовки человека к предстоящей напряженной деятельности, снижения отрицательного влияния монотонности труда и стрессовых нагрузок, сокращения сроков и повышения качества профессионального обучения
Заместитель начальника отдела условий труда А. Елисеев».
С помощью метода Алиева (по предварительным подсчетам) работоспособность у людей повышается в 2, 5-3 раза. И это без малейших физических затрат.
«Руководство Центра подготовки космонавтов имени Ю. А. Гагарина сообщает…
По результатам ознакомления с методом… считаем целесообразным и необходимым его дальнейшую разработку и внедрение для практического использования в целях повышения надежности деятельности операторов в экстремальных условиях, а также лечения заболеваний.
Дважды Герой Советского Союза, летчик-космонавт СССР А. Николаев» Работая в Центре подготовки космонавтов. X. М. Алиев научил космонавтов,
испытавших ранее состояние невесомости, воспроизводить его с помощью управляемой саморегуляции на Земле, тренируя свой организм к последующим полетам.
«Управляемой саморегуляции было обучено 75 больных в республиканской клинической больнице, использовавших полученные навыки до, во время и после операции. Операции проводились под местным обезболиванием по поводу общехирургической и ЛОР патологии у больных в возрасте от 18 до 60 лет.
До операции больные улучшали ночной сон и под контролем врача корректировали свое общее функциональное состояние. Во время операции вызывали релаксацию с понижением болевой чувствительности. После операции использовали саморегуляцию для снятия болевого синдрома, коррекции общего состояния и улучшения ночного сна.
Министр здравоохранения Армянской ССР Э. Габриелян».
Можно себе представить, как трудно уснуть накануне операции, даже если это обычный аппендицит. Пациенты Алиева спали как младенцы. Более того, они почти не ощущали боли. Как обобщает в официальной справке министр здравоохранения Армении, «отмечено уменьшение расхода анальгетиков и седативных препаратов примерно на 60 процентов».

Мы много и справедливо критиковали Минздрав СССР за косность, нежелание видеть и внедрять новое Но вот наконец повод сказать и добрые слова. Заместитель министра здравоохранения СССР А. Москвичев оперативно рассмотрел результаты разработок X. Алиева, утвердил необходимые методические рекомендации для внедрения в практику здравоохранения. Решением Совета Министров Дагестанской АССР (Хасай Магомедович родился в Махачкале, окончил Дагестанский мединститут) в республике недавно создан центр саморегуляции и уже принял пациентов.
Итак, стало осуществляться дело большой общечеловеческой важности. Трудно даже перечислить все блага, которые оно несет обществу, измученному цивилизацией. Ключ должен иметь каждый — и академик, и герой, и мореплаватель, и плотник… По-видимому, уже через несколько лет, если, конечно, метод X. Алиева получит соответствующее распространение, его освоят десятки тысяч людей. Он не требует никаких материальных затрат. Казалось бы, чего проще: сосчитай до пяти, а перед тем, как это сделать, сформулируй необходимую программу, задай время ее реализации. И как только мысленно произнесешь «пять», механизм заработает
— Но какова же цена этим удивительным превращениям, которые сможет совершать в себе человек? — спрашиваю я у Алиева. — Существует, в конце концов, закон сохранения энергии. Приобретая в одном, теряешь в другом. Не может же человек вот так запросто получить волшебную палочку я осуществлять все свои желания? А если эти желания безнравственные?.. Согласитесь, у всякой медали все-таки две стороны.
— Цена есть всему. Но в данном случае за приобретение ключа человеку ничего платить не нужно. Его невозможно и употребить во вред себе и окружающим. Едва разум начинает входить в разногласие с поданной командой, включается система торможения, ключ проворачивается в замке.
— Что ощущает человек в самозапрограммированном, так сказать, состоянии? Видит ли он реальность мира или, наоборот, отрешается от всего земного?
— По желанию ключ позволяет как сохранить чувство реальности, так и углубиться в себя. Например, быстро, крепко и на четко установленное время заснуть.
— А есть ли ключ у вас самого?
— Пока нет. И вовсе не потому, что сапожник всегда без сапог. Ключ дается только через вызываемое особенное состояние организма. Сам человек одним пониманием механизма вызвать это состояние вряд ли сможет. Мне, наверно, тоже нужен на первый раз тренер.
Во время телевизионной передачи, в которой X. М. Алиев демонстрировал свой метод на группе московских студентов, в студию были приглашены представители самых разных научно-исследовательских институтов: биологи и физики, социологи и педагоги, кибернетики и врачи. Всех интересовали научные и технические подробности метода. И вопросы были разные:
не самообман ли ваш метод? Не напоминает ли он собой детскую пустышку, суррогат материнской груди?.. Но один вопрос сформулировали сообща: «Не вторгаетесь ли вы в святая святых — в автономно заданный процесс деятельности человеческого организма?»
— Я такой проблемы не вижу, — ответил Алиев. — Самого себя еще никому обмануть не удавалось. Ключ просто не сработает. Кроме того, совершенно точно наукой доказано, что ни гипноз, ни аутотренинг, ни управляемая саморегуляция никакой опасности для здоровья не представляют. Сложнее обстоит дело с программами. Готовлю пакеты программ, которые помогут людям научиться избавляться от вредных привычек (например, курения), работаю над созданием комплекса физических упражнений для обладающих ключом, тренировочных программ по различным профессиональным видам деятельности. Ключ без программы — ничто.
Интересная деталь. Новый метод X. М. Алиев хотел зарегистрировать в качестве изобретения. Однако в Госкомитете по делам изобретений и открытий сказали: «У вас нет в изобретении никакого материального предмета. А значит, зарегистрировать его невозможно».

Невозможно. Ну и ладно. Не в этом суть. Думаю, что вклад в науку состоит часто не в открытии нового явления или факта (их и без того накоплено огромное количество), но в способе нового понимания, толкования и применения уже известного. Управляемая саморегуляция, если нам, людям, умело ею воспользоваться, сулит стать Голкондой, где можно будет черпать и черпать доселе невозможные вещи. Метод Алиева свидетельствует, что человек сегодня может ставить перед своей психикой самые дерзкие задачи и успешно решать их.
Леонид ЗАГАЛЬСКИЙ

 

ДЛЯ КОГО НАПИСАНА ЭТА КНИГА

Я уверен, что лучшие книги те, которые помогают человеку самосовершенствоваться.
Эта книга о методе управляемой саморегуляции. Почему он так называется, не тавтология ли это — управляемая саморегуляция?
Дело в том, что существует понятие «саморегуляции», которое в большинстве случаев относится к естественной автоматической саморегуляции организма. Это есть так называемый «гомеостаз». Гомеостатические биоавтоматы вырабатывались всем ходом эволюционного развития человека и служат ему для сохранения стабильности внутренней среды организма, то есть для его нормального функционирования в различных
изменяющихся условиях. Например, появился ветер, у человека соответственно изменяется тонус кровеносных сосудов головного мозга, авторегулируется давление
крови. Гомеостаз, или автомат жизнеподдержания организма, вырабатывался миллионы лет. Он работает независимо от сознания человека: спит он или бодрствует. Его защитно- приспособительные реакции при здоровом организме незаметны для сознания и не отвлекают психику от решения высших задач (именно в этом одна из причин нежелания, например, профилактически заниматься физкультурой, независимо от убеждения в ее полезности).
Управляемая саморегуляция — это метод сознательно-волевого управления внутренними процессами собственной психики и организма в целом.
Меня часто спрашивают: обучившись саморегуляции, не обедним ли мы себя эмоционально? Ведь каждый человеческий опыт индивидуален, это процесс интимный. Чтобы обрести культуру чувств, человек должен испытать не только счастье, но и душевные драмы, потрясения, мучительные сомнения. Вся драматургия чувств, которую переживает человек, и ведет к душевной, духовной культуре. А человек эгоистичен (если вспомнить, что писал о «разумном эгоизме» Чернышевский), научившись гасить чувства, приносящие страдания, он немедленно попытается от них избавиться. И тем самым придет в противоречие со своей собственной природой как существа духовного. И даже приводят литературные примеры: в знаменитом булгаковском романе Маргарита просит Бога избавить ее от памяти о Мастере, от любви к нему, и какое ужасное наказание за это несет — становится ведьмой.
Не станем ли мы похожими на созданного причудливым воображением Гѐте Гомункула, тем странным существом — полуребенком — полустариком, который утомлен опытом и мудростью, не начиная жить; который знает все, видит все тайны мира, но защищен от жизни тонким стеклом лабораторной вагнеровской реторты? И как только действительность вторгается в его душу в виде любви, когда Вальпургиевой ночью он видит богиню здоровья и красоты, прекрасную, только что вышедшую из моря, летит к ее ногам, реторта разбивается, и первая минута его жизни становится минутой смерти.
Не предугадал ли гѐтевский гений то душевное, духовное обнищание, к которому и ведет нас так называемый «разумный эгоизм»?

На эти справедливые опасения я могу ответить только одним убеждением — саморегуляция основана исключительно на развитии индивидуальных свойств личности, на ее заданных природой возможностях.
Эта книга носит просвещенческий характер. Сегодня, когда человек утратил естественную экологическую нишу, в которой существовал веками, он должен знать о подстерегающих его опасностях, должен иметь представление и о своих психофизиологических возможностях. Еще на рубеже XIX и XX веков В. И. Вернадский, изучая антропогенные воздействия на окружающую среду, сформулировал идеи единства всех эволюционных процессов, протекающих на Земле — геохимических и физических, развития живого вещества и человеческого общества. Им было создано учение о ноосфере
— сфере деятельности разума. А это предполагает выработку нового мышления в условиях новых, непривычных форм жизни, если человек надеется в них выжить, я бы даже сказал, человек должен выработать новый поведенческий кодекс.
Человек не есть сложившийся психофизический организм, он находится в развитии. Если проследить эволюционное развитие человека, которое непрерывно продолжается, можно увидеть одну характерную закономерность: все больше функций организма подчиняется сознательно-волевому управлению, все больше возможности человеческого сознания не только как творческого организатора его внешней деятельности, но и как регулятора его внутренних процессов, расширяются.
В глубокой древности, на заре своего развития, человек не мог произвольно, по желанию, и пальцы сжать в кулак. Для этого нужен был тигр, на него нападающий. И пальцы сжимались автоматически в порядке защитно-рефлекторной реакции.
Затем на смену «биоавтомату», руководимому инстинктами и рефлексами, подражанием авторитетам, стал приходить человек сознательный — гомо сапиенс, способный сначала вызвать сжатие кулака уже без тигра, но с помощью образа тигра (как, например, и сегодня зрачок нельзя расширить или сузить усилием воли без привлечения образа яркого света или темноты), а затем, по мере развития, и без образа раздражителя — одним лишь волевым желанием.
Весь этот процесс перехода от стадии биоавтомата к человеку разумному, который совершался не без участия трудовой деятельности, привел наконец к укорочению связей между целью и включением исполнительных органов.
Почему же человек не остался на стадии биоавтомата и продолжает развиваться в сознательном направлении?
Этому посвящены многие теории. Нас же интересует в этом вопросе идея о том, что принцип автоматического функционирования человека не может полностью обеспечить его выживание в непредсказуемой изменяющейся обстановке. Древний механизм адаптации срабатывает на основе уже имеющегося опыта, а перед человеком часто возникают ситуации, когда требуются интенсивное расширение этого опыта, прогнозирование действий, учет возможных результатов. Необходимость прогнозирования действий в зависимости от цели и ситуации стимулирует развитие соответствующих органов и систем человеческого организма и таким образом стимулирует развитие сознания.
Именно на этом уровне развития у человека появилась потребность использовать для достижения своих целей внутренние процессы. Так, например, тренируя свою память, можно более успешно овладевать иностранными языками, а подчинив сознательному контролю терморегуляцию организма — обходиться при простудах без аспирина или научиться работать на жаре с меньшим утомлением.
К сожалению, на сегодняшний день многие функции организма так и остались пока непроизвольно-автоматическими. Человек не может без специальной тренировки по своему желанию регулировать давление крови, управлять тонусом кровеносных сосудов, обезболивать желаемый участок тела. Сюда следует отнести и весь тот сложный, недоступный пока сознательно-волевому управлению, комплекс внутренних механизмов,

называемых обычно резервными возможностями человека.
Исходя из того, что эволюционное развитие человека направлено от биоавтоматического производства адаптации к принципу сознательно-волевого самоуправления, можно сказать, что методы обучения человека саморегуляции в определенной мере служат оптимизации его эволюционного совершенствования.
Это дело святое, им следует заниматься неотложно. И вот почему.
Говоря о нашем времени, мы привычно произносим: в наш бурный век, в наш стремительный век. И в этих словесных стереотипах истина. Обратимся к авторитетному мнению ученого: «В «доброе старое время», — пишет академик Н. Н. Моисеев, — отцы и дети жили, как правило, в очень похожих условиях:
они почти не менялись в течение жизни целого поколения. Теперь же все стало по- другому, и два соседних поколения в развитых странах живут в условиях весьма отличных. Отсюда у них весьма различные восприятия окружающей действительности. И основная причина — стремительность процесса развития науки и техники, рост могущества цивилизации. Темпы научно-технического прогресса не проявляют тенденции к снижению. Жизнь не стремится вернуться в русло спокойного, умеренного развития… И общество непрестанно должно приспосабливаться к новым возможностям…»
В этих условиях возникает настоятельная необходимость совершенствовать функциональные возможности человека, повышать его защитно-адаптивные качества. Сегодня, когда, с одной стороны, человек существо сознательное, а с другой — его природный биоавтомат остается пока еще недостаточно «поворотливым» применительно к новым условиям жизни, начинается интенсивный процесс самосознания человека, пытающегося сознательно управлять своими внутренними, доселе автоматическими реакциями. И да поможет ему в этом деле саморегуляция, которая, по существу, должна стать в будущем неотъемлемой частью общей культуры человека. Чем больше параметров сознательно контролируются, тем больше степеней свободы.
Каким он будет, будущий человек — гомо футурум? Занимаясь саморегуляцией, следует об этом задумываться всерьез — от этого зависит наше будущее. Ибо в наш действительно стремительный век биоавтомат начал давать сбои. Появились признаки ослабления адаптации, что выражается в росте неврозов, стрессогенных, психосоматических заболеваний, инфарктов… Под натиском возрастающих темпов жизни, все новых и новых, непривычных видов деятельности, трагических нарушений экологической среды человеку жизненно необходимо научиться переводить иногда естественный защитный биоавтомат в режим «ручного» управления, помогать ему сознательно-волевой саморегуляцией.
Поэтому в отличие от понятия «саморегуляция» появилось название метода — управляемая саморегуляция.
Под таким названием новый метод и был утвержден Минздравом СССР и рекомендован к практическому применению в целях снижения стрессовости и утомляемости у работающего человека, повышения его работоспособности и оптимизации процессов тренировки и обучения, а также для психопрофилактики и лечения психосоматических заболеваний, пограничных нервно-психических нарушений.
В дальнейшем мы будем его называть для удобства методом саморегуляции (без слова «управляемая»).
Есть у этого метода и еще одно рабочее название — ключ. Так его именовали в различных публикациях, начиная с 1981 года, после изобретения метода; термин «ключ» упоминался нами в ряде научных статей в таких журналах, как «Электронная промышленность» (статья «Некоторые вопросы промышленной психофизиологии»), «Психологический журнал», «Физиология человека» (статьи «Методика оптимизации работоспособности человека», «Эффекты теплового воздействия»).
Термин «ключ» на первых этапах внедрения метода был даже удобен. Например, когда проводилась работа в знаменитой клинике глазной микрохирургии С. Н. Федорова, подготавливаемых к конвейерной операции больных спрашивали: «У вас есть ключ?»

Если ключ был, отменяли предоперационную премидикацию. Больные сами производили обезболивание, снимали свой страх перед операцией.
В дальнейшем, когда с помощью нового метода пытались снижать утомляемость у работников монотонного труда на предприятиях электронной промышленности или обучали комфортизации самочувствия солдат-пограничников после бессонного ночного дежурства, слово «ключ» стало употребляться все реже и было заменено более естественным и привычным выражением «обучаться саморегуляции», или «владеть саморегуляцией».
В 1983 году в журнале «Электронная промышленность» вместе со статьей о саморегуляции появилась довольно дерзкая для того времени фотография: работница, гордо откинув голову, спит за микроскопом на своем рабочем месте. Довольно необычное зрелище; через одну-две минуты (по собственной программе) она автоматически проснется и, хорошо отдохнувшая, свежая, снова приступит к работе. Как Штирлиц в известном фильме. Только здесь, на предприятии, такую уникальную способность имели несколько сот человек.
Такие статьи о психофизиологии, а они начали появляться на страницах подобных журналов все чаще, являются характерной приметой нашего времени. Проблемы психологии, физиологии человека стали изучаться в различных областях человеческой деятельности, ранее к этим вопросам отношения не имеющих, Так, в сугубо техническом журнале «Электронная промышленность» для моих работ была открыта рубрика «Системы психофизиологического регулирования».
Например, в одном из крупных производственных объединений в Армении, где при содействии директора Э. А. Петросяна была создана комната психологической разгрузки, работники цехов должны были посещать ее для восстановления своих сил. Здесь и музыка, и панорамные слайды с видами природы, и шум бегущей воды. Для человека, по роду своих занятий не имеющего отношения к производству, все это может показаться детскими играми, а оператор микросборки, целый день работающий с микроскопом, знает цену приятного отдыха глазам. Но сотни людей большого интенсивного современного производства не могут одновременно и постоянно пользоваться этой комнатой. Поэтому на ее базе был создан Центр обучения саморегуляции, куда группы работников приходили уже не только для отдыха. Здесь они получали навык саморазгрузки, которую могли бы производить в удобный для себя момент на рабочих местах. Состояние саморегуляции гораздо полезнее как психотерапевтическое средство в сравнении с обычным пассивным отдыхом. В результате
ее применения у работников снизилась утомляемость, исчезли головные боли, а по вечерам, дома, они уже могли свободно смотреть телевизор или читать без обычного напряжения и «песка в глазах».
Применение саморегуляции аналогично психотерапевтическому сеансу у врача. Только здесь не нужно ходить в поликлинику, каждый сам для себя становится психотерапевтом, обучившись собственной волей восстанавливать силу организма.
Саморегуляция по своей природе универсальна и может быть использована как полезный инструмент в любой области жизни и деятельности человека. Но особенно незаменима она там, где к организму человека предъявляются повышенные требования. Не случайно методом саморегуляции живо интересуются не только больные, желающие быстрее излечиться, но и здоровые люди, связанные с напряженным умственным или физическим трудом.
Так, обучение саморегуляции стало традиционным для заседаний Всесоюзного клуба директоров промышленных предприятий под руководством академика А. Г. Аганбегяна, а председатель известной рижской агрофирмы «Адажи» Герой Социалистического Труда и член-корреспондент ВАСХНИЛ А. Э. Каулс специально приезжал ко мне в Махачкалу обучиться полезным навыкам; он предложил к тому же использовать приемы саморегуляции в системе обучения управленческой деятельности.»

Для кого написана эта книга? Вопрос далеко не праздный. Прежде всего потому, что медицинские методы обычно принято описывать в специальных изданиях. Но главное — обучать саморегуляции имеет право только врач-психотерапевт, прошедший специальную подготовку. Стало быть, самоучителем по саморегуляции эта работа быть не может.
И тем не менее книга перед тобой, читатель. И смысл ее издания, по моему мнению, выходит за рамки прикладного назначения. Объяснюсь. Многие из нас в каких-то ситуациях испытывают психологический дискомфорт. Это может быть связано и с недостатком воспитания, то есть с отсутствием коммуникабельных манер, и с дефицитом внутренней раскованности, и с особенностями психики. Каждый может припомнить из своей жизни не одну унизительную ситуацию, когда не знал, что сказать, как поступить, или не проявил выдержки, сорвался, наделал глупостей… Для людей эмоционально впечатлительных такие в общем-то незначительные события перерастают подчас в драму, а то и в трагедию. Причина этого в отсутствии психологической культуры, что является сегодня всеобщим нашим недостатком. И необходимость в ней мы испытываем. Не секрет, что некоторые люди берут в частном порядке (за немалую плату) сеансы у психологов, чтобы обучиться чувству самодостаточности, обрести уверенность в себе, не тратить слишком много душевной
энергии на переживание пустяков. Все мы свидетели того, как всевозможные «самиздатовские» трактаты по йоге, китайской гимнастике, руководства, подпольные лечебники с неизменным успехом кочуют из рук в руки, обещая наиболее усердным последователям обретение нирваны, завидного долголетия и даже бессмертия. «Новообращенные» собираются в общества, где коллективно овладевают приемами
медитации, релаксации и т. д., с истовостью средневековых чернокнижников ищут смысл жизни, доходя порой до абсурда, ибо все это часто далеко уводит «ищущих» от самой жизни.
С другой стороны, имеется немало легализованной и широкодоступной литературы по аутогенной тренировке, которой занимаются тысячи людей. Из этих источников можно почерпнуть сведения и о других видах и методах саморегуляции, с их помощью овладеть полезными оздоровительными упражнениями.
Чем же так отличается наш метод саморегуляции от других и почему к нему предъявляются столь высокие требования при его популяризации?
Дело в том, что этот новый метод основан на частичном использовании элементов гипнотехники. Именно применение гипноза при обучении саморегуляции требует медицинского контроля, но в то же время обеспечивает необычайно высокую, по сравнению с другими методами, скорость обучения, которая превышает, например, овладение аутотренингом в десятки раз.
В процессе множества дискуссий с врачами, философами, педагогами, социологами и психологами, знакомыми не только с практикой, но и с научно-теоретической, методологической стороной вопроса о саморегуляции, мы пришли к единому мнению: просвещение поданному вопросу необходимо. Отсутствие соответствующей информации, в частности, знаний о резервных возможностях человека, нередко создает ложные представления о саморегуляции вообще, мешая эффективной выработке нужных навыков в процессе обучения. Так, даже среди достаточно образованных людей встречаются приверженцы оккультно-мистических учений, требующие от врача-специалиста, чтобы он немедленно раскрыл им их феноменальные возможности: обучил телепатии, левитации (летанию) или, на худой конец, подсказал, как с помощью саморегуляции можно научиться ходить босиком по битым стеклам и не порезаться, что демонстрируется, как правило, в фильмах про йогов. (Хотя, наверное, уже всем известно — лежать на груде битых стекол может каждый, чем больше куча —
тем меньше вероятность порезаться. А спать на «гвоздях» ипликатора Кузнецова для некоторых людей даже приятно. Образ Рахметова из романа Чернышевского меркнет с развитием знаний об этих физиологических законах.)

Таким образом, научно-популярная информация для подготовки человека к обучению саморегуляции дело весьма важное и нужное. От этого зависит не только эффективность практического обучения, но и защищенность человека от влияния всевозможных лжеспециалистов и шарлатанов, обещающих моментально выучить желающих всем тайнам саморегуляции.
В книге вы найдете описание нескольких практических приемов метода, которые можно освоить самостоятельно: как снять у себя нервное перенапряжение или утомление, быстро восстановить силы. Практика описания аналогичных приемов в широкой литературе имеется. Так, например, каждый желающий может в принципе ознакомиться с упражнениями йогов или аутотренингом. Надеюсь, вы на деле убедитесь, что с помощью упражнений по саморегуляции снять нервное напряжение и восстановить силы можно проще и эффективнее.
Итак, эта книга для тех, кто хочет познакомиться с методом саморегуляции и взять его при желании как инструмент для успешного достижения своих жизненных и творческих целей, для сохранения своего здоровья и долголетия.
Эта книга также и для тех, от кого в немалой степени зависит решение вопросов по созданию широкой системы обучения саморегуляции.
И, конечно же, она для специалистов, занимающихся вопросами саморегуляции. Среди них немало тех, которым кажется, что они все об этом знают. Знать все о саморегуляции невозможно, потому что она направлена на раскрытие возможностей человека, реализацию его физического и творческого потенциала. А он, думается, бесконечен.
Начинать и теоретическое, и практическое освоение саморегуляции надо с оптимизмом. Следует помнить, что саморегуляция, как бы она ни была проста в освоении по сравнению с другими методами и системами, все же не волшебная палочка, а медицинский метод, требующий последовательного труда и доверия.
Мне, автору этого метода, удалось открыть только одну страницу из необычайно важной и интересной для всех нас области, но эта страница, как сказал один из моих учеников, врач Я. Лесюк, оказалась такой огромной, что переворачивать ее придется всем вместе.

 

ЧТО МОЖЕТ ДАТЬ САМОРЕГУЛЯЦИЯ ЛИЧНО ВАМ

Если вы устали после напряженного умственного или физического труда, а для отдыха или сна нет соответствующих условий и времени, с помощью саморегуляции вы сможете быстро восстановить свои силы. Даже, если это нужно, не отходя от своего рабочего места.
Саморегуляция может вам пригодиться не только для интенсивной реабилитации, то есть для восстановления сил, но и для эффективной настройки на предстоящую
деятельность. С помощью саморегуляции психика и организм без труда переключаются с одного вида деятельности на другой, быстрее нейтрализуя следовые реакции предыдущих событий. Она полезна и для снятия различных отрицательных эмоций, переживаний, мешающих настроиться на определенную работу.
С помощью саморегуляции можно быстрее реализовывать любые известные формулы самовнушения, практикуемые, например, в аутотренинге, такие, как: релаксирующая («я расслабляюсь, отдыхаю, в теле теплота и тяжесть, приятная сонливость…»); комфортизирующая («я хорошо себя чувствую, во мне много сил…»); тонизирующая («я полон бодрости и энергии, весь как пружина, готов к работе…»); настроечная,
применяемая при подготовке к какой-либо деятельности, и другие.
Если вам предстоит обучение каким-либо навыкам, профессиональным или любым другим, саморегуляция ускорит их усвоение. Кроме того, используя саморегуляцию, можно нейтрализовать мешающие в новой работе старые стереотипы, перестроить их в

нужном направлении, а в необходимый момент оживить их. С помощью саморегуляции можно успешнее и быстрее осваивать любой новый вид деятельности — от балета до тренировки организма перед предстоящим космическим полетом.
Саморегуляция поможет вам меньше болеть, поддерживать хорошую работоспособность, а в случае необходимости — мобилизовать все силы для рекордного прыжка или преодоления стрессовых ситуаций либо депрессий. Владея навыками саморегуляции, вы сможете помочь своему врачу при лечении какого-либо своего недуга, выполняя по его совету соответствующие психофизиологические упражнения и психотерапевтические самовнушения. С помощью саморегуляции увеличиваются защитные силы организма, что, в свою очередь, подкрепляет эффект других видов лечения, обеспечивая комплексный характер лечебного процесса.
Хорошим подспорьем вашей силе воли явится саморегуляция при желании бросить курить или отказаться от других вредных привычек.
Это инструмент, с помощью которого вы можете развивать свои волевые, творческие, физические и адаптивные (защитно-приспособительные) возможности в желаемом для вас направлении.
С юного возраста вы мечтаете овладеть собой, начать жизнь по-новому, стать хозяином своих слов и поступков, быть конструктором своего характера. Если вы способны иметь и создавать идеалы, саморегуляция — это тот ключ, который поможет вам настраивать весь свой организм в направлении их достижения, это способ самоорганизации в соответствии с желаемыми целями.

 

ЕСТЬ ТАКОЕ ОСОБОЕ — НЕЙТРАЛЬНОЕ — СОСТОЯНИЕ

Вселенная открывается в гармонии разума и души — не просто фраза.
Для того чтобы управлять своим внутренним биоавтоматом, то есть ввести его в режим «ручного» управления, следует выйти на то нейтральное состояние в механизмах мозга, пользуясь которым возможно переключать деятельность внутренних систем организма по своему сознательному усмотрению.
Есть такое особое состояние, при котором легко и свободно дышится. Все внутри как бы освобождается. Его трудно выразить словами. Каждый его может чувствовать по-разному. Оно удивительно приятное, в этом состоянии происходит гармонизация организма, устанавливается равновесие души и тела.
Голова в этом состоянии как бы «пустая», в ней бездна, ничем не заполненная; нет мыслей, ни на что не хочется обращать внимание. Все тело отдыхает, накапливает силы. Признаки этого состояния иногда возникают сами по себе. Например, когда человек очень устал и сидит как бы оцепенев, бездумно уставившись в одну точку. Это мозг включает защитно-восстановительную реакцию, переключается от расхода сил к их накоплению.
Или, к примеру, когда у бегуна открывается «второе дыхание»: дышать становится легче, в теле появляется необычная легкость, бег стал приятен, кажется, можно теперь бежать бесконечно. Это под воздействием критической нагрузки рефлекторно — автоматически включилось особое восстановительное состояние, заработал менее затратный механизм — режим экономного использования энергии.
Иногда это состояние гармонизации включается во сне, особенно у детей, и тогда они «летают». Говорят, когда дети во сне летают, значит, они растут.
Это состояние внутреннего комфорта, когда открывается естественное свободное дыхание. Нередко оно возникает и при специальных упражнениях йоги или, например, при «задержках» дыхания по Бутейко. Суть его состоит в том, что гармоничное дыхание у человека осуществляется в очень экономной структуре, оно ближе к поверхностному.
Человек, овладевший таким дыханием, становится более здоровым. Но, к сожалению, не

каждому удается этому научиться.
Когда автор этой книги продемонстрировал упражнения, включающие состояние саморегуляции, К. П. Бутейко, тот, испытав их на себе, воскликнул: «У меня дыхание стало таким, какое нужно! Ваш метод можно применять для тех, кто трудно этому обучается».
Неважно, по каким причинам и с помощью каких способов это особое психофизиологическое состояние возникает, но, возникнув, оно восстанавливает истощенные или нарушенные нервно-психические или физиологические функции, лечит и омолаживает организм.
У этого удивительного, животворного состояния много определений: медитация, Великое Ничто, нирвана, состояние цзен, мистическое состояние, самогипноз, аутогенное погружение… Несмотря на различие методов достижения этого состояния (которое мы называем состоянием саморегуляции), природа у него одна. Различны лишь способы его достижения.
В нашем методе саморегуляции достижение данного состояния происходит необычайно быстро в сравнении с другими известными методами, а его применение — универсально, поскольку не ограничивается рамками существующих систем.
Вот пример. Если в аутогенной тренировке саморегуляция осуществляется в условиях нервно-мышечного расслабления — в неподвижной, удобной позе, то саморегуляция по новому методу может производиться даже стоя на одной ноге и к тому же с включением движений. Находясь в особом состоянии, человек может учиться новому танцу, обучаться печатать на мнимой машинке, вырабатывать навыки вождения автомашины или самолета, прыгать с воображаемым парашютом, моделировать состояние невесомости перед полетом в космос и выполнять сложные физические упражнения. При этом у него включаются все соответствующие движения, меняется соответственно работа мозга, сердца, всех внутренних органов и систем и происходит ускоренная выработка осваиваемых навыков.
Удивительные ощущения возникают иногда в состоянии саморегуляции. Открывается не только естественное дыхание, появляется необычайное ощущение блаженства, душевная эйфория, хочется петь, летать. Как будто камень упал с плеч. Праздник души. После этого — голова чистая, ясная, былую усталость или переживания как рукой сняло. Появляется желание работать, писать стихи, энергия кипит.
В этом состоянии в мозге (который, как установили биохимики, является также железой) вырабатываются жизненно важные для нормальной работы организма гормоны и так называемые эндоморфины — внутренние наркотики. Они создают основу для положительных эмоций, терапевтически влияют на нарушенную работу органов, участвуют во внутренних механизмах адаптации и обезболивания.
Человек по своей природе нуждается в том, чтобы время от времени испытывать состояние душевного раскрепощения, самообновления океана своей внутренней жизни,
свободного самовыражения. Если же он психологически зажат, не свободен, он тяготеет к искусственным способам раскрепощения: душа требует сигарет, вина, наркотиков. Кроме того, зажатость приводит не только к неврозам, но и значительно повышает чувствительность человека к внешним психическим влияниям:
чужого авторитета, стереотипа, команды, то есть возвращает его к стадии биоавтомата.
Искусственный наркотик подавляет выработку аналогичных органических веществ в организме. Из-за этого образуется патологический порочный круг: абстинентный синдром (похмелье), жуткие боли «ломки» у наркоманов есть результат подавления производства внутренних анальгетиков.
Один наркоман, обучившись саморегуляции, стал применять это состояние для вызывания у себя душевной эйфории без применения наркотика. Вскоре он смог избавиться от наркомании. Этот же опыт был затем проведен с алкоголиками, которые по совету врача вместо приема алкоголя воспроизводили у себя по памяти с помощью

саморегуляции состояние опьянения, вернее, вызывали у себя ощущения душевного комфорта, уверенности в себе, внутренней раскованности, хорошего настроения, которые испытывали в состоянии опьянения. Таким образом, у них производилась стимуляция выработки эндоморфинов, что позволило им избавиться от пагубной страсти. Этот опыт послужил основой для создания оригинальной методики лечения алкоголизма на основе саморегуляции.
Это чувство внутреннего раскрепощения хорошо выразила народная артистка СССР Людмила Касаткина. На вечере-встрече в ВТО, организованном в феврале 1988 года, вызвавшись на сцену и испытав состояние саморегуляции, она воскликнула:
— Я столько лет от фильма к фильму стремилась к этому освобождению. Наконец-то вот оно!
— А что это за свобода такая? — спросил ее тогда Михаил Ульянов.
— Видишь ли, Мишенька, вот вы все сейчас на меня смотрите, а я стою с раскинутыми руками, как птица, в такой свободной позе, и мне все до лампочки!
В конце вечера на сцену вышла уже обучавшаяся у меня ранее молодая актриса Алена Ахлупина. Решила убедить зрителей в полезности метода, продемонстрировать свои возможности.
— Заказывайте свои пожелания, — обратилась она к зрителям, — я попробую их реализовать!
— Вызовите у себя чувство вдохновенного порыва! — послышалось из зала.
Алена мигом вошла в состояние, голова слегка откинулась, руки поплыли. Лицо засияло от удовольствия. И начался танец! Изумительной легкости и красоты. Все замерли.
В какой-то миг Алена остановилась и, видимо, смутившись своего порыва, внезапно вышла из состояния. Отдышалась и сказала, что уже очень давно не испытывала «такого взлета чувств».
— Интересно, а можно такие опыты ставить после шестидесяти? — пошутил Михаил Ульянов.
Уже спускаясь вместе с ним в лифте, я предложил уважаемому актеру свои услуги.
— Нет, нет, я пока подумаю, — сказал он. — Слишком уж все это неожиданно! А хорошо бы научить саморегуляции и актеров, и режиссеров.
Для актера ведь важно войти в образ. Целая система Станиславского этому обучает. Имея необходимый навык, эта система станет работать, вероятно, более эффективно. А творческое долголетие?!
Описать само состояние саморегуляции словами очень трудно. Это надо почувствовать. Так же, как трудно выпытать у йога описание нирваны. Он может дать вам рекомендации, как в это состояние входить: сосредоточьтесь, насколько можете, на пустоте, которая вас окружила; дайте поглотить себя этой пустоте, войдите в нее своим сознанием;
пусть эта пустота поглотит, охватит весь ваш мозг… (это из практики шакти — погружения в Ничто). А вот как йога описывает самадхи: это состояние экстаза, в котором связь с внешним миром нарушается; это последовательность умственных состояний, которые становятся все более простыми, пока не завершаются в бессознательности.
Но разве вам это что-то скажет о блаженстве освобождения, если этого состояния вы никогда не испытывали? Вообще описать любое ощущение необычайно сложно профессиональным языком. Это доступно лишь выдающимся художникам слова. А в нашем случае это возможно лишь с учетом того, что многие люди испытывали аналогичные ощущения непроизвольно или с помощью специальных тренировок. Кто не испытал, тому не объяснишь.
Но просвещать надо. Ибо отсутствие информации в этой области опасно. Не потому ли погиб от рук своих лжеучителей известный киноактер Нигматулин (кумир каратэистов), что не знал о возможности получить состояние душевного просветления более доступным и простым для себя путем. И, как известно из нашумевшего в свое время судебного процесса, был убит своими «учителями» за непослушание. Его били до смерти, а он,

каратэист, даже не сопротивлялся. Потому что, стремясь к достижению душевной гармонии, слепо верил своим «учителям», которые заставляли его просить милостыню, поститься, проходить всевозможные испытания над своим духом, телом и совестью — все это, по их убеждению, должно было сломить его эгоизм и гордыню, мешающие достижению самосовершенства и внутреннего лада. А он, уже начавший испытывать признаки этого состояния, конечно, стал автоматически отождествлять его с «процедурами» его производства. Друзья его не понимали, советовали бросить этих мракобесов. Но он-то пережил это состояние, а
они — нет. Это как атеист, не испытывавший никогда чувства молитвенной благодати, убеждает верующего в том, что бога нет, не понимая, что при обращении к богу у верующего открывается божественное состояние гармонизации.
А в наше время человек крайне нуждается в обретении уверенности в себе, своих силах, которую, можно сказать, утратил. Причин тому множество: и многолетняя унификация образа жизни, и порочная идеология «человек-винтик», и неизжитый страх перед репрессиями, и окрики командной системы, и почти смертоносный шквал информации.
Ежедневно мы слышим об угрозе атомной войны, безнадежных экологических прогнозах, неумолимом шествии СПИДа по планете… Все это незаметно откладывается в нашем подсознании, в клетках памяти и ведет свою разрушительную работу. Человек, теряя уверенность в завтрашнем дне, становится растерянным, суетливым, нервозным, лишается природной способности в нужный момент мобилизовать свои силы, реализовать свои умения.
Вот, к примеру, один характерный случай. Женщина, которую совсем недавно снимали на телевидении в группе заканчивающих курс обучения саморегуляции, после автокатастрофы попала в травматологическое отделение больницы. Врачей успели предупредить о том, что больная способна обойтись без обезболивающих лекарств. (У нее оскольчатый перелом правой ключицы и двух ребер). Она, вся в гипсе и в бинтах, со страдальческим выражением лица, никак не соглашалась вызвать у себя состояние саморегуляции и убрать боль: «Не смогу, не сумею. Делайте уколы!» Наконец согласилась, но с условием, чтобы врач, обучивший ее саморегуляции, стоял рядом. И я стоял! Она мгновенно погрузилась в нужное состояние, через некоторое время боль ушла, она вся преобразилась, открыла глаза, тут же схватила зеркальце и стала прихорашиваться. Женщина! Вот так — привыкли, чтобы рядом был начальник, руководитель. Разучились верить в себя. А веру эту надо укреплять. Необходимо учиться управлять собой. Для этого и нужна саморегуляция —
инструмент самосозидания.
И если религия воспитывала в человеке веру в бога, в то, что без божьей воли ни один волос не упадет с головы, наука о саморегуляции призвана открыть человеку веру в собственные возможности (что, конечно, ни в коем случае не соперничает с религиозным миропониманием).
В чем же суть особого состояния? В союзе души и тела. Это связь духовного и материального; союз психики и физиологии на санскрите так и называется — «йога», то есть союз.
Внутренний союз — это точка опоры. Овладев ею, можно, не дожидаясь критических нагрузок или переутомления, включать у себя процессы восстановления. В этом состоянии организм подвластен воле. Захотел, чтобы руки стали легкими, — они легкие,
парят; захотел, чтобы открылось дыхание, — легко и свободно дышится; пожелал в жару, чтобы стало прохладно, — жара отступает; решил, что надо успокоиться, — обрел покой.
Когда барон Мюнхгаузен говорил, что он вытащил себя из болота за собственные волосы, он, наверное, имел в виду саморегуляцию.. Ведь, как известно, барон говорил всегда только правду.

УПРАВЛЯЕМЫЙ «СДВИГ ПО ФАЗЕ»

Итак, в особом состоянии все системы мозга как бы разблокированы (как в коробке передач — да простят меня коллеги за такое сравнение) и готовы к новым переключениям, в зависимости от команды — волевой установки. В этом особом нейтральном состоянии человек испытывает приятную внутреннюю пустоту, отрешенность от мира и себя, душевное и физическое равновесие.
В нейтральном состоянии все вокруг воспринимается равнозначно: нет главного и неглавного. Ни на что не хочется реагировать. Хочется быть в нем и отдыхать. Отдыхать столько, сколько требуется организму.
Вспомним йоговскую «бесстрастность». Время как бы остановилось. Вообще нет времени. Равновесие. Дыхание естественное, открытое, свободное, легкое и равномерное.
Это приятное равновесие — состояние, когда отдыхают душа и тело. И в то же время организм в этом состоянии повышенно готов к выполнению любого желания, обостренно чувствителен к каждому волевому усилию:
пожелал, например, испытать прогулку на велосипеде или плавание в реке — руки и ноги вдруг включаются в действие, меняются соответственно ритм дыхания и работа сердца, возникают ощущения ветра, бьющего в лицо, или воды вокруг, даже птицы могут запеть на возникших из ниоткуда деревьях.
Что же это за такое особое нейтральное состояние, владея которым, как ручкой скоростей, можно усилием воли переключать внутренние процессы организма? И возможно ли это вообще?
Возможно! Такое особое состояние сознания (а точнее психики, а еще точнее — психофизиологическое состояние) давно известно под названием «гипноз».»
Однако в нашей книге мы говорим о саморегуляции, то есть о том, каким способом человек может овладеть этим состоянием для реализации собственных желаний и целей, а не команд гипнотизера.
Известный автор аутогенной тренировки И. Шульц также мечтал создать систему, с помощью которой человек мог бы управлять своим внутренним состоянием без всякой помощи гипнотизера. Шульц расспрашивал людей, испытавших на себе гипноз, и выделил три главных, на его взгляд, ощущения: чувство общей расслабленности, чувство теплоты и чувство тяжести в теле. Но прекрасная идея об универсальной саморегуляции выродилась и превратилась, по существу, в метод управления мышечным тонусом, поскольку Шульц, обучая людей вызыванию состояния саморегуляции, рекомендовал им самостоятельное производство этих трех характерных ощущений. А эти ощущения служили нервно-мышечной релаксации, которая требует удобной позы и расслабленной мускулатуры.
Кроме того, путь к достижению саморегуляции с помощью аутогенной тренировки слишком длителен, поэтому утомителен и труднодоступен для лиц, не обладающих известной настойчивостью. Аутогенная тренировка, ограниченная релаксацией, не позволяет, например, делать то, что легко выполняется в состоянии обычного гипноза: петь, танцевать, разучивать прыжок с парашютом, учиться водить автомобиль…
Почему же так произошло? Во-первых, путь к самогипнозу для большинства людей необычайно сложен, а попытка его упростить требует отказа от стереотипных представлений о гипнозе, укоренившихся в умах исследователей, а также от традиционного противопоставления гипноза и аутогенного состояния, гипноза и йоги, например.
В литературе по йоге можно встретить мнение, что гипноз вреден, поскольку человек в этом состоянии способен терять внутреннюю целостность и самостоятельность. Той же противопоставленческой точки зрения придерживаются многие авторы по аутогенной

тренировке, приводя в качестве доказательств экспериментальные данные (вплоть до фотографий внутренних процессов организма), якобы подтверждающие, что аутогенное состояние имеет иную природу, нежели гипноз.
На самом же деле, как известно, экспериментальные интерпретации фактов в таком сложном вопросе, как целостность человека, зависят от исходной точки зрения и концепции автора исследования. Мы убеждены, что природа механизмов гипноза и саморегуляции едина, и подтвердили свою точку зрения экспериментально и практически тем, что тысячи людей обучаются по новому методу саморегуляции с помощью гипнотических внушений. Вся разница заключается лишь в том, что после такого обучения уже не нужен гипнотизер, человек сам контролирует и управляет своими гипнотическими процессами. Раскрытие единой природы этих якобы противоположных механизмов мозга позволило нам отказаться от релаксационной направленности
состояния саморегуляции и использовать его возможности во всей универсальной полноте, присущей и обычному гипнозу. И здесь имеющийся в гипнологии опыт прямо указывает на перспективы и возможности саморегуляции. Да, человек с помощью саморегуляции может с собой сделать все то, что можно было бы сделать с помощью гипнотизера, но делает это сам.
Однако вернемся к нейтральному состоянию. Признаки этого особого состояния нам известны не только в связи с гипнозом, но возникают иногда в обычной нашей жизни. Давайте вспомним еще раз, как мы сидим в моменты утомления, словно оцепенев и уставившись в невидимую точку. В глубинах нашего мозга происходит интимный процесс уравновешивания психических процессов, «перекачка» энергии от более напряженных участков к менее напряженным, мы будто заворожены:
мозг отдыхает и восстанавливает свои силы. В момент усталости эта реакция мозга включается без нашего волевого усилия — защитно — рефлекторно, автоматически.
С помощью саморегуляции можно научиться способу сознательного включения этой защитно-восстановительной реакции, и тогда мы способны, не дожидаясь переутомления, вовремя предупреждать усталость, беречь свою нервную систему от истощения, умело поддерживать свое здоровье и работоспособность.
Признаки особого нейтрального состояния возникают у нас всякий раз, когда деятельность мозга переключается из одного режима работы в другой. Например,
непосредственно перед засыпанием или утром в момент пробуждения возникает так называемое промежуточное состояние, когда вы уже не спите и в то же время еще не бодрствуете. Это промежуточное состояние между сном и бодрствованием наиболее благоприятно для самовнушений. Если обратиться к тысячелетнему опыту религиозного сознания (религиозной медитации), можно заметить, что оно использовалось для молитвенного ритуала. Вот как описывает Л. Н. Толстой в «Отрочестве» отношение человека верующего к утренней молитве: «Я не успел помолиться на постоялом дворе; но так как уже не раз замечено мною, что в тот день, в который я по каким-нибудь
обстоятельствам забываю исполнить этот обряд, со мною случается какое-нибудь несчастье, я стараюсь исправить свою ошибку: снимаю фуражку, поворачиваюсь в угол брички, читаю молитвы и крещусь под курточкой так, чтобы никто не видал этого. Но тысячи различных предметов отвлекают мое внимание, и я несколько раз сряду в рассеянности повторяю одни и те же слова молитвы».
С нашей узкоспециальной точки зрения приведенную ситуацию можно проанализировать следующим образом (ничуть не претендуя на анализ всей полноты явления): совершая утреннюю молитву, человек получает посредством самовнушения чувство уверенности в том, что он охраняем божьим провидением, то есть ощущение
уверенности в себе. У него включаются соответствующие психические процессы. В этом отрывке есть еще одна характерная деталь: выйдя из утреннего состояния, Николенька, герой повести, уже не может сосредоточиться для молитвы.
Это «просоночное» состояние обладает целебной ценностью: психотерапевты,

практикующие аутогенную тренировку или другие методы самовнушения, рекомендуют своим пациентам научиться улавливать промежуточное «просоночное» состояние и использовать его для самовнушений. С помощью саморегуляции можно легко обучиться этому.
«Просоночное» состояние известно и в гипнологии, оно называется сомноленция и характеризует первую начальную стадию гипноза, когда пациент испытывает легкую дремоту, оцепенение, нежелание реагировать на окружающее, готовность подчиняться голосу и воздействиям гипнотизирующего. Здесь гипноза еще нет, но есть готовность к гипнотическому состоянию, когда психика и организм пациента начнут всецело управляться внешними командами.
Само собой разумеется, если мы овладеем нейтральным состоянием, мы овладеем внутренней точкой опоры, с помощью которой сможем самостоятельно переключать свои внутренние системы.
С точки зрения науки это нейтральное состояние выглядит так. Представим себе, что в обычном состоянии в мозге происходит процесс непрерывного сопоставления конкурирующих между собой сигналов: я вижу предмет, дотрагиваюсь до него, происходит подтверждение зрительного образа, слышу звук при постукиваний по нему, и так далее. Эти сигналы, поступающие от различных анализаторов (зрения, слуха), либо подтверждают воспринимаемый предмет, либо отрицают. Системный анализ взаимодействия с предметом удостоверяет его наличие, конфигурацию и свойства.
Если же какой-либо из анализаторов не подтверждает сигналы другого, а противоречит ему (допустим, ваш палец проходит сквозь стакан, как сквозь пустоту), то включаются другие дополнительные анализаторные системы, перепроверяющие данные друг друга.
Мозг устраивает эксперимент. Это модель обычного состояния работы нашего мозга.
В нейтральном состоянии этого анализа нет. Все вокруг равнозначно. Психика человека подчинена готовности воспринимать действительность с определенной заданной точки зрения. С позиции психологической установки. Например, человеку в состоянии гипноза поступила от гипнотизирующего команда, что все вокруг окрашено в розовый цвет. И в его организме не возникает никакого противопоставления сигналов. Принцип их конкурентного взаимодействия здесь заменен принципом их установочного соподчинения. Все анализаторы переключены на одну направленность — фазу, настроены на одну волну: мозг будет выбирать из множества сигналов только те, которые подтверждают и реализуют принятую установку — весь мир розовый. Другие не имеющие к этому отношения сигналы блокируются.
Представьте себе, что в момент генерализации установки из всего разнообразного, бесконечного внутреннего мира человека, его микрокосмоса, интенсивно синтезируется информация на установочно заданную тему — с блокированием всего, что этому мешает!
Известно, что психика и организм человека богаты памятью поколений и его личным опытом, но, к сожалению, мы не умеем этим правильно пользоваться. Время от времени у человека проявляются дремлющие силы и возможности (иногда в стрессе), когда бессознательно возникшая программа деятельности активизирует весь функциональный опыт организма, имеющий отношение к установке.
Академик В. Н. Черниговский сказал:
«Память — это свойство целого организма». Под словом «целый» надо понимать все составные элементы организма, начиная с клетки. Оказывается, она обладает удивительными свойствами запоминать все, что с ней произошло в течение жизни. Вы укололи палец — она это помнит, обожглись — тоже помнит, ударились — и это помнит. Но, пожалуй, самое замечательное то, что она помнит состояние здоровья, в котором когда-то находилась (в случае, если в данный момент ее функции нарушены, но она сама жива).
Мало того, она готова и стремится реализовать свое здоровое состояние.
Условие для этого одно: создание человеком — сознательно! — фазы, в которой может реализоваться стремление клетки к здоровью.

Здесь следует уточнить, что же такое фаза, или фазовое состояние. Это направленное состояние, когда вместо множества конкурирующих очагов возбуждения — доминант — в структуре коры головного мозга формируется однонаправленный механизм организации психической деятельности. Так, к примеру, влюбленный юноша, что бы ни делал, о чем бы ни пытался думать, — все его мысли направлены на предмет обожания. Или же, если вы прикажете себе в состоянии саморегуляции испытать ощущение тепла, то все механизмы мозга перестраиваются в заданном направлении, тогда как в обычном режиме мозга существуют конкурирующие сигналы.
Таким образом, создание необходимой фазы, при которой реализуются нужные силы организма, возможно через нейтральное состояние.
Фаину Г., которая владела саморегуляцией, попросили вызвать у себя особое состояние и в нем представить себя парящей в небе птицей. На одну только минуту! Она сидела на стуле. Войдя в состояние, так и «взлетела»: руки пошли в стороны и вверх легко, величаво. Лицо стало изумительно красивым (вообще в режиме саморегуляции спадает нервная напряженность и лица у женщин обнаруживают удивительную красоту!). Дыхание стало гармоничным. Это было видно по единому ритму движения груди, корпуса, парящих рук. Вдруг ее корпус резко изогнулся, руки взметнулись, одна — вверх, другая — вниз, затем руки опустились, Фаина задышала спокойнее, открыла глаза. Несколько секунд сидела «пусто», потом пришла в себя, улыбнулась, сказала: «Как прекрасно! Такого у меня еще никогда не было! Сначала мне приходилось воображать себе крылья, перышки, а сейчас, когда вошла в состояние, — словно открылось все разом: и холмы подо мной, и стога сена, маленькие такие. Ничего не пришлось придумывать, картина сама выстроилась». Она говорит, а руки держит как-то странно и неподвижно на коленях — кисти вывернуты в стороны, под углом, как у грифа. «Что это?» — спрашиваем, показывая на руки. «Боже! Что это?» Она вздрогнула, побледнев, встряхнула руками, растерла кисти. «Надо же, я ведь себе этого в установке не задавала, они сами так сложились».
Вот какое бывает мощное целостно-направленное согласование сознательного и бессознательного опыта! Все, что когда-то Фаина слышала, читала, видела, даже во сне — все актуализировалось для решения установочной задачи.
«А почему у вас вдруг перелом какой-то в полете произошел?» — спрашиваем. Фаина задумалась. «Тут, — говорит, — видимо, время истекать стало, у меня внезапно возник вираж, будто пошла на посадку, вот и села». Сидит и все как-то щеки трогает. «Боже мой, — восклицает, — щеки вздулись, клюв растет! Ощущение, что клюв растет!»
На этом примере видно и то, что заданное в установке время определило и сюжет полета, и его продолжительность, и таким образом заданное время вмешалось в организацию мозговой деятельности.
И если бы здесь обсуждался вопрос, что первично: дух или материя, то. в данном случае, в режиме саморегуляции, это единая диалектически неразрывная сущность. Союз души и тела. Гармония. Йога.
Один мой знакомый философ сказал, что в будущем, в более совершенном обществе, будет преодолен дуализм (противопоставление) идеального и материального. И в этом смысле наш метод работает на это будущее.
Показателен случай, когда после занятия по обучению саморегуляции к нам в панике прибежала одна из обучающихся женщин, врач. «Боюсь, — говорит, — что непроизвольно дам команду сердцу остановиться, и оно послушается. Вчера вечером после урока попыталась дома поэкспериментировать. Представила себе, что я — Шаляпин. Вдруг плечи развернулись, раздались, корпус выпрямился, и голос — бас! Всю ночь дрожала, вдруг дам себе опасную команду, чтобы сердце остановилось, а оно и остановится».
Ее успокоили, объяснив, что режим саморегуляции сам по себе не возникает, поскольку связан с волевым компонентом. Чтобы его получить, надо применить волевое усилие — это во-первых. Во-вторых, все отрицательные, противоречащие инстинкту самосохранения человека идеи в режиме саморегуляции бессознательно нейтрализуются.

Если в гипнозе можно чужой волей извне навязать отвратительные или болевые ощущения (ожоги при пожаре или какой-либо пограничный для человека поступок), то с помощью саморегуляции это сделать гораздо трудней. Например, йоги, у которых накоплен огромный опыт овладения своей психикой, считают, что невозможно достичь никаких серьезных результатов в области сверхнормальных психических изысканий, не выработав предварительно положительного направления ума.
А теперь еще раз — нейтральное состояние. Посмотрим на него с точки зрения психофизиологии.
Представим себе кору головного мозга. В обычном состоянии в коре непрерывно происходит конкуренция множества очагов возбуждения — доминант. Эти возбуждения взаимно нейтрализуют влияние друг друга на течение внутренних физиологических процессов организма. Именно поэтому в обычном состоянии обеспечивается возможность творческого принятия решений, так как мыслительный процесс не скован физиологическими процессами организма. Ни один психический сигнал в этих условиях не становится безусловно определяющим при выборе решений, он подвержен системному анализу и критике, и в то же время не может воздействовать на организм. Психические процессы как бы автономны от физиологических, происходят свободно и независимо от них.
Таким образом, конкуренция доминант является условием свободного принятия решений и защитой организма от психических влияний. Обычное сознательное состояние обеспечивается режимом параллельной активности конкурирующих доминант в работе мозга.
Другое дело нейтральное состояние. Здесь кора головного мозга релаксирована. По И. П. Павлову — заторможена. И поэтому нет никаких препятствий очагу возбуждения, который в этих условиях способен беспредельно распространять свое влияние на все структуры мозга. А пусковым моментом в этой ситуации является психологическая установка, формируемая при гипнозе командой гипнотизера, а в процессе саморегуляции — желанием самого человека. В условиях релаксированной коры головного мозга любое мало-мальски волевое усилие способно индуцировать участок мозга, то есть вызывать генерацию, возбуждать его активность к действию, что беспрепятственно
распространяется на все другие соответствующие зоны. Влияние этих зон зависит от содержания психологической установки: внушили, что хочется петь, как Шаляпин, включаются структуры мозга, связанные с пением, внушили что-то иное, активизируются другие соответствующие участки. Это режим последовательной активности доминант, или режим управляемого фазового состояния.
Если в обычном состоянии из-за активного тонуса коры головного мозга влияние психических напряжений на деятельность целостной психики и организма из-за контролирующего механизма мозговой работы как бы закрыто, то в нейтральном состоянии — открыто: волевое пожелание способно индуцировать возбуждение корковой активности, которая генерализуется по другим, предусмотренным в психологической установке, участкам. Здесь повышается внутренняя производительность организма: при
меньших волевых усилиях можно получать интенсивные целостные переорганизации. И. П. Павлов называл эту реакцию парадоксальной фазой, где слабые условные сигналы (слова) вызывают объективные физиологические изменения в организме.
Это явление «сверхпроводимости» мозга известно в гипнологии и даже в аутогенной тренировке. Так, если человеку в гипнозе придать определенную позу и соответствующим образом сложить руки, допустим, как в позе отчаяния, то через несколько секунд происходит явление душевной муки — от внешнего к внутреннему, от формы к содержанию. Простейший пример выражения этого сверхпроводимого состояния, как гипнотического явления связи между психикой и организмом, наблюдается в идеомоторике: дайте человеку с вытянутой рукой шарик на нитке и попросите его думать о круге или линии. Шарик начнет повторять контур его мысли.

В аутотренинге это явление генерализации проявляется при успешном освоении приемов релаксации и вызывании чувства тепла. При вызывании ощущения тепла в одной руке, например, оно начинает самостоятельно, уже без усилий, распространяться и на другую руку, а затем, если не мешать, — и на все тело. Этот признак генерализации вызванного ощущения у пациента автор аутотренинга И. Шульц считал критерием освоенности упражнения, после чего можно было переходить к следующему. То есть генерализация вызванного ощущения свидетельствовала о достигнутом особом
состоянии.
Догадайся тут Шульц порекомендовать обучаемому представить себе, что руки не только расслабились (как это делается традиционно в аутотренинге), а что руки всплывают и начинают печатать, например, на мнимой машинке, или ноги пускаются в пляс — все бы так и произошло. И наш метод саморегуляции возник бы еще раньше. Но история жизни и история науки неразрывны, и тот пациент Шульца так и оставался лежать неподвижно или сидел в традиционной позе кучера, углубившись в свою релаксацию.

 

КАК СЛОЖИЛСЯ МЕТОД
Заслужить бы в отчество Отечество свое.

Поскольку, как мы уточнили в начале книги, освоение нового метода управляемой саморегуляции предполагает полное доверие обучаемого, нам показалось уместным и даже необходимым рассказать заинтересованному читателю историю его открытия. Ибо доверяем мы только тому, что понимаем.
Это было в конце семидесятых годов, когда после окончания Дагестанского медицинского института я работал врачом — рефлексотерапевтом в городской поликлинике Махачкалы. В то время я пытался синтезировать процессы иглоукалывания и гипноза. Тогда и был открыт новый, ранее неизвестный науке феномен: реакцию акупунктурных точек можно было включать без непосредственного физического раздражения. Обычно же это делается с помощью иглы, электрического тока, массажа лазером и других инструментов. Теперь стало возможным воздействовать на точки исключительно целенаправленным гипнотическим внушением. (Об этом явлении и методике, на нем основанной, моя первая ученица — врач С. М. Михайловская опубликовала в свое время статью в научно-медицинском журнале «Вестник ЛОР — болезней»).
Об этой реакции точек стоит сказать особо.
Обычно, когда проводят иглоукалывание, критерием попадания иглы в точку является специфический комплекс характерных ощущений типа ломоты, распирания, онемения, тяжести, тепла, электрического тока.
Главное при этом, чтобы ощущения были не точечно-местного характера (под самым кончиком иглы — это может быть просто боль), а отдающие, иррадиирующие, напоминающие действие тока.
Неопытный врач обычно подробно не расспрашивает пациента о вызванных ощущениях, ориентируясь на нервную реакцию, от которой больной дернется, вскрикнет. Вот тут бы и спросить его о том, что пациент почувствовал и куда именно пошел ток? И насколько далеко? Или, может быть, это просто боль?
Я видел, как однажды такой врач, метко попав в точку (больного прямо ударило током), сам вздрогнул от неожиданности вместе с пациентом и стал успокаивать его, мол, это бывает!
Ощущение тока в процедурах иглоукалывания должно быть очень четким. Все же другие перечисленные ощущения (ломота, распирание и т. д.) — это еще не полная

реакция, а только приближение к ней, когда игла уже рядом с точкой, но еще не коснулась нервной структуры.
Так, например, при лечении радикулитов поясничного отдела позвоночника очень часто используется точка в области ягодичной мышцы Хуань-тяо. При точном в нее попадании током бьет по всему ходу седалищного нерва, как шнуром по ноге: от места укола до
пятки и даже до пальцев ноги. Вот тогда и бывает чудесный эффект иглотерапии.
В таких случаях хочется воскликнуть, поддерживая марку фирмы: «Ток-это жизнь! Наш ток — самый сильный ток в мире!»
Для того чтобы получить такое ощущение без боли для пациента, перед уколом следует его предупредить, что никакой боли не должно быть. Что при малейшей болезненности ему надо не терпеть, а сказать об этом врачу. И тогда можно легко, как по коридору, обходя болезненные участки, проникнуть до нужной глубины.
Если же больного психологически не настроить, он не отдыхает во время лечения, поскольку напряжен. Оценить качество реакции сложно. Отсюда и низкая эффективность лечения.
Однажды произошел даже конфуз. В кабинете, где я работал, было тесно. Для того чтобы можно было принять сразу много больных, пациенты разделились на две группы — мужскую и женскую. Женскую группу составляли, как правило, старушки. Целый кабинет бабушек. Вылечишь от радикулита, придут назавтра с зубной болью. Так все время и
ходят. Общаются.
Кто на кушетке лежит, кто сидит на стульях, а кто из-за недостатка места — непонятно на чем.
Для меня, когда войду в раж, исчезают понятия возраста. Кому-то иголки надо поставить, кому-то — короткий гипноз произвести. Кто-то под прибором сидит, шею от миозита лечит. Хороший прибор, кстати, «Электроника ЧЭНС-2», чрескожный электронейростимулятор. Сейчас он в магазинах медтехники продается, а тогда первый образец подарил мне автор-изобретатель Владимир Шахов. За полминуты снимает острейшую боль.
«Деточка, — говорю бабуле. — Ну-кась мы тебя отремонтируем и сделаем совсем новой. Омолодим!» Бабушки сидят довольные, как ученицы в школе. Передружились между собой. Кто-то по чьим-то делам уже в исполком ходит, кто-то пенсионные проблемы новой подруги решает. «Я, — говорит одна из них, — вчера вечером домой иду, соседки, мои сверстницы, на лавочке сидят. А мне так легко! Прямо пролететь мимо них хочется».
Когда наше лечебно-веселое собрание набрало уже полный ход, заходит в кабинет новенькая. Молодая, с повышенным чувством собственного достоинства. Вся из себя. Окинула всех пренебрежительным взглядом и села, нога на ногу. Ждет внимания. Не иначе, секретарша чья-то. Бабушки тут замолчали. Сидят тихо, губы поджали, еле заметно головами покачивают.
«Не надо, — говорит она, — мне ничего объяснять. Я уже проходила иглотерапию в санатории».
Обычно, как я уже говорил, я предупреждаю пациентов о возможных ощущениях. Ну, раз не надо, так не надо! Ставлю ей иголку в точку Цюй-чи. Есть такая общеукрепляющая точка на сгибе локтя. Используют ее и при лечении остеохондроза шейной области. Ток от нее должен идти до пальцев.
И когда ее «стукнуло», всезнающая пациентка от неожиданности таким уличным «фольклором» выразилась!
А старушки мои как сидели молча, так и остались сидеть, только головами покачивали…
Именно в тот период, когда возникла острая производственная необходимость в групповом лечении большего числа больных при отсутствии медперсонала и помещений, как одна из приемлемых форм работы в таких условиях стала развиваться идея об активном совмещении психотерапии с рефлексотерапией.
Гипноз позволял охватить всю группу разом, а воздействие на точки было

высокоэффективным средством для лечения целого ряда заболеваний.
Однажды в книге по йоге я встретил рекомендацию — внушать себе ощущение тепла в области ниже колен для снятия головной боли. Ба, да в этой же зоне находится известная чудесная точка Цзу-сань-ли! Эту точку используют (как пишется почти во всех справочниках по рефлексотерапии) при лечении почти ста заболеваний.
Общеукрепляющее действие этой точки широко известно. По преданию, китайцы раз в полгода при новолунии даже прижигают ее полынной сигаретой в порядке профилактики. И она особенно показана при лечении головной боли.
Не ее ли реакцию рекомендуют вызывать самовнушением для снятия головной боли? А если это так, то было бы целесообразно внушать больному в гипнозе возникновение в этой точке токовых ощущений.
И не только в этой точке! В любой другой, рекомендуемой при лечении того или иного заболевания!
Так начал создаваться метод гипнотического воздействия на рефлексогенные точки, где они предполагались, для использования в качестве активного промежуточного звена между корой головного мозга человека и внутренними органами его организма.
Неизвестно, действительно ли в йоговской рекомендации содержалось именно это направление или это был всего лишь совет внушать ощущение тепла в ногах как способ отвлечения от боли, известный и в нашей народной медицине — ножные ванны, например.
Главное заключалось в том, что, работая одновременно в двух областях, в рефлексотерапии и в гипнозе, поэтому, наверное, я и пришел к их качественному синтезу, опередив тех врачей, которые широко синтезировали оба направления только количественно, механически сочетая гипноз и иглоукалывание.
Публицист В. А. Аграновский, познакомившись тогда с новым методом — сигнальной рефлексотерапией, так описал мои занятия и эксперименты в своей повести «Визит к экстрасенсу» (где изложил и мой критический анализ психотерапевтического механизма действия «биополя»):
…»Алиев рассказал мне историю открытия так. Однажды, проводя у себя в клинике рядовой сеанс лечебного гипноза, он решил наконец проверить идею, давно «заблудившуюся» в его голове. С этой целью, подождав, когда больные погрузятся в сон, он вручил каждому по фломастеру, а задание дал общее, сформулировав его следующим образом: «Вы чувствуете, как от пальцев ног вверх по телу пошла энергия, напоминающая слабый ток. Эта энергия лечит вашу болезнь. Рисуйте фломастером путь, по которому она идет! Рисуйте!» — и замер в ожидании: ведь действительно интересно, что сделают больные. И они, представьте себе, начали рисовать фломастерами линии прямо по телу, и когда Алиев внимательно рассмотрел их, он глазам своим не поверил: линии ровненько шли по акупунктурным точкам! Причем у каждого больного были «задеты» именно те точки, которые «соответствуют» его болезни! Тот, у кого, положим, была язва желудка, рисовал по точкам, подлежащим иглоукалыванию именно при язве желудка, а тот, кто маялся радикулитом,
отметил точки, которые обычно раздражают иглами при радикулите. И все это, заметьте, делалось во сне, к тому же людьми, понятия не имеющими о том, что существует акупунктурный атлас, да еще прежде иглами не лечившимися…
Иными словами, Алиев мог посадить перед собой или десять, или сто, или тысячу человек, усыпить тех, кто поддается гипнозу, затем «пустить» через них «ток» и на этом полагать свою миссию законченной, по крайней мере, до момента, когда надо народ будить: люди сами себя продиагностируют (притом безошибочно, поскольку «наводчиком» является больной орган, уже он-то не ошибется) и сами себя пролечат (притом с усердием, которое не снилось врачам).
«Слушай мою команду! — восклицал бы Хасай Алиев, стоя перед микрофоном на каком- нибудь стотысячном стадионе. — К сеансу… товсь! То-о-ок… дан!» Могу себе представить, как веселились официальные лица в официальных кабинетах, когда Алиев приходил к

ним с этим «номером»…»
В приведенном сюжете в механизмах действия присутствовала саморегуляция. Естественно, здесь речь идет пока о включаемой через гипнотическую реакцию организма автоматической рефлекторной саморегуляции внутренних систем.
Управляемая же саморегуляция появилась чуть позже, когда летчик-космонавт А. Г. Николаев предложил мне подумать над тем, что можно сделать, чтобы для включения точек не требовалось гипнотизировать космонавтов на расстоянии через системы связи. То есть научить космонавта самостоятельно включать у себя лечебно — укрепляющие точки.
По возвращении из Звездного городка, куда я приглашался для экспериментов с группой добровольцев-испытателей, в которую входили такие энтузиасты, как Г. М. Колесников, А. Н. Свирский, С. А. Киселев и другие (о ком я всегда вспоминаю с уважением и признательностью), я предложил у себя в поликлинике на очередном сеансе токовой психотерапии одному из пациентов воспроизвести самостоятельно по памяти только что испытанные им токовые ощущения.
Когда этот пациент попробовал сосредоточиться на воспроизводстве нужных ощущений, он неожиданно для себя (и меня) снова впал в гипноз, в котором желаемые ощущения реализовались.
И тогда возникла догадка о том, что, будь он научен самогипнозу, он мог бы настроиться на получение в самогипнозе не только токовых ощущений, но и любой другой желаемой им реакции организма.
Решение было правильным: разделить две стадии — стадию принятия установочной задачи и стадию ее автоматической рефлекторной реализации организмом.
Таким образом, благодаря этому разделению снималось противоречие, тормозящее сознательно-волевую саморегуляцию. А именно, используя самогипноз, человек становится не просто «заснувшим роботом», но остается свободен в творческом принятии установочных решений. Эти свои установки он использует вместо команд гипнотизера.
Оставалось только научить его управляемому самогипнозу.
Сначала было так. Пациента гипнотизировали обычными классическими методами, и в гипнозе ему внушали, что теперь он сам может в нужный для себя момент легко воспроизводить у себя испытуемое гипнотическое состояние, что, пользуясь им, он способен реализовать собственные цели, которые надо представлять себе в форме образной картины желаемых изменений в организме непосредственно до включения режима саморегуляции.
Для облегчения включения самостоятельно вызываемого гипнотического состояния пациенту дополнительно внушали, что самогипноз наступит автоматически, стоит ему сосчитать в уме до пяти, глядя в одну точку, и прекратится в точно установленный им момент.
Можно было сформулировать и другой условно-рефлекторный ключ самогипнотизации. Например, внушить, что состояние саморегуляции наступит автоматически при подъеме им правой руки и наклоне головы назад. Вариантов может быть много.
Согласитесь, что такой метод обучения сознательно-волевой самогипнотизации для пациента значительно доступнее, чем, например, йоговская система тренировки, основанная на отработке определенных неподвижных поз и специальных способов дыхания с волевой концентрацией внимания. Такую подготовку осилит не каждый.
С другой стороны, научившись сразу самогипнотизации, пациент мог осваивать по своему желанию более успешно и любую из полезных для себя йоговских поз или дыхательных упражнений, не говоря уже о том, что навык самогипнотизации освобождал его от необходимости длительного поэтапного освоения этого состояния путем аутогенной тренировки.
Для тридцати процентов людей (примерно) из общего числа желающих двух-трех повторных процедур такого интенсивного обучения оказывалось вполне достаточно для

устойчивого закрепления основного навыка саморегуляции. С остальными требовалось поработать дольше. Пользоваться навыком и развивать его они могли уже самостоятельно многие годы.
Здесь, конечно, не все так просто, изложен только основной принцип обучения с помощью гипноза. Масса технологических тонкостей и важных элементов этого процесса остается в области профессиональной компетентности врача-специалиста.
Вообще-то обучение с помощью гипноза дело не новое. Так, например, гипноз применяют и уже давно для интенсивной выработки навыков при профессиональном обучении. В газетах как-то промелькнуло сообщение о том, что в Париже создана лаборатория или институт, где за пять или шесть часовых сеансов миллионеры могут научиться скоростному печатанию на машинке, вождению автомобиля, а теперь даже
разрабатывается курс вождения легкого спортивного самолета. Разве это не чудо — поспал пять часов в приятном целебном состоянии — летай сколько хочешь!
Благодаря гипнозу резко возрастает скорость обучения, так как все внимание обучаемого приковано к инструктирующим воздействиям, которые легко распространяются на мозговые механизмы.
В известной методике интенсивного обучения иностранным языкам по Лозанову также используется элемент суггестии (внушения); в ее основе следующая структура: игра, роль, отсутствие страха за ошибку, смена имени (снижение ответственности, а следовательно, и отсутствие рефлексии), работа с большими объемами информации (что создает веру в возможность восприятия) и так далее.
Широко известны опыты советского психотерапевта В. Райкова, использующего гипноз для стимуляции психологических условий творчества на примере рисования. Пациентам внушается образ гениального художника (Репин, Левитан), внушенный образ, оказывается, мобилизует весь имеющийся опыт и впечатления человека в данном направлении, позволяет ему раскрепоститься, лучше рисовать.
Л. П. Гримак и Л. С. Хачатурянц, написавшие немало работ по резервным возможностям человеческой психики, много лет работали в области моделирования состояний человека в гипнозе и провели успешные исследования по моделированию состояния невесомости для космонавтов. Эксперименты показали: если человек ранее испытывал это состояние, то под внушением оно репродуцируется, дозируется, развивается. После такого обучения на Земле космонавт быстрее адаптируется в реальном полете, что имеет важное практическое значение. Ведь моделирование невесомости в условиях сильного действия сил гравитации очень затруднительно: гидроневесомость и кратковременная невесомость в реактивных самолетах является дорогостоящей и рискованной процедурой.
Но применять методы психического воздействия на человека, тем более находящегося за сотни километров от Земли, очень рискованно, потому что гипноз связан с зависимостью от управления извне, со снижением воли и критики человека. Именно поэтому эти эксперименты с гипнозом никогда, по моему убеждению, не должны выходить за рамки лабораторий. Эволюция человека движет его к освобождению. Ему инстинктивно не нужен дирижер, который в акте интимнейших мозговых механизмов творческого процесса руководит его состоянием и поведением извне. Человеку, по его сути, нужно уметь это делать самому.
Поэтому гипноз нами применялся, но с целью обучения саморегуляции, при помощи которой человек сам, по своему сознательному усмотрению, производит у себя волевую самоорганизацию в направлении цели — к чемпиону-планеристу, к профессиональной машинистке или к Левитану. Не заводить же ему карманного гипнотизера, в конце концов!
Применение классического гипноза для обучения саморегуляции было, как мы сказали, вначале. Этот подход отражает суть вещей и природу механизмов обучения и как лабораторный вариант идеален. Однако он недоступен для широкого освоения.
Здесь энтузиасты аутогенной тренировки обычно восклицают: «Вот, поймались наконец,

новаторы! Ключ-это для избранных, для гипнабельных, а аутотренинг для всех!»
Не тут-то было! Обследование лиц, успешно обучающихся аутотренингу, показало, что эффективно осваивают этот метод именно гипнабельные. Остальные только страдают от того, что вокруг них «спят» счастливчики, погруженные в целебное состояние, а они, несмотря на свое желание и старание, никак не могут в него войти. Ни магнитофонное пение птиц, ни шум бегущей воды, ни врач в белом халате, расхаживающий монотонно по комнате и рассказывающий о высокой полезности аутогенного состояния — руки расслабились, ноги расслабились, приятная теплота и тяжесть в теле, отдых… — не помогают!
Мало того, в аутогенной тренировке никак не контролируется и не оценивается исходная внушаемость пациентов и тем более целенаправленно не регулируется, как это делается в нашем методе. Так уж повелось, что сторонники аутотренинга, доказывая силу своего метода, забыли азы медицинской науки: большое значение имеет индивидуальность пациента, его психологические и физиологические особенности, тип нервной деятельности, наконец!
И поэтому аутогенная тренировка постепенно вырождается, оставаясь санаторно- прикладным, узко медицинским мероприятием, поскольку применение ее ограничено и отчуждено от естественной активной жизни человека. Представьте себе, что человек находится в обычном деловом ритме, а в это время ему предлагают, например, лечь, расслабиться и нагреть правую ногу. Тогда как в универсальных возможностях применения саморегуляции скрыты удивительные перспективы развития человека.
Для того чтобы подвижники аутотренинга не обижались на автора, который, как и всякий разработчик нового метода, пытается показать существенные различия между старым и новым, преимущества и перспективы развития, автор, учитывая истоки и направления человеческих усилий в развитии науки о саморегуляции, согласен считать свои шаги в этой области всего лишь этапами совершенствования уже существующего накопленного опыта.
К слову сказать, на этой стадии развития метода саморегуляции, когда статьи о нем не могли пробиться в печать, корифеи отечественной психотерапевтической науки советовали автору: уберите из своих работ слово «гипноз», и они как из пушки пойдут!
Но как убрать, если все так и есть?
Перед моими глазами стоит одна уже историческая картина. Пожилой профессор, книгами которого я зачитывался с детства, тяжело поднялся со стула и взял из книжного шкафа журнал. «Суфрология», — перевел он мне со значением название журнала. «А что это за суфрология ?» — спросил я по невежеству. «Это тот же гипноз. Везде ищут, чем заменить это слово».
Он очень многословен, этот профессор. Тут же рассказал мне, как на одной международной конференции некий зарубежный его коллега, тоже профессор, выступал с докладом о том, что гипноз как явление вообще не существует, и приводил убедительные научные данные. «Вот так-то вот, молодой человек!» — победно заключил он свое сообщение
«Ну а вы-то как считаете, есть гипноз или нет ?» — не выдержал я, обращаясь к заведующему кафедрой психотерапии Центрального института усовершенствования врачей, которым являлся профессор. «Конечно, есть, а как же. Целый раздел психотерапии называется гипнотерапией. На его основе нами разработана эмоционально-стрессовая тренировка, аутотренинг. Мы пользуемся понятием релаксации. Релаксация человеку очень нужна. А человек где? Человек везде! И в море — человек, и в космосе, и на спортплощадке…»
И тут же прочел мне лекцию, как студенту первого курса, о значимости и полезности психотерапии вообще. О чем я вовсе его не просил. Я просил его дать отзыв на мою работу.
После демонстрации методики, которая была проведена на клинической конференции,

профессор заключил: «Наш молодой коллега высокоэрудирован. Его работа заслуживает изучения. Конечно, этот метод может иметь место среди других. Точнее, не метод, а методика, прием. Но что это за ухарское пощелкивание пальцами! (Я позволил себе во время гипнотизации пациента для акцента внимания на реакции легонько щелкнуть пальцами.) Что за развязность?! Я бы предложил доктору вместо пощелкивания пальцами делать для пациентов что-либо более приятное. Например, взять бубен или что-нибудь другое в этом роде…»
Обидно было не то, что профессор говорил это вполне серьезно. Страшно было то, что его ассистенты серьезно внимали ему, а двое из них (прости меня, боже, если мне показалось!) даже с осуждением глядели на меня. Когда речь подошла к феномену реакции в точках, профессор изрек: «И что же мы видим? Мы видим универсальность гипноза. Когда он (то есть я) сказал: «Ток идет наверх», ток, товарищи, пошел вниз! А куда же ему еще идти!»
Извините меня за прибавление. Последнюю фразу, «он» не сказал. Это я сам добавил, чтобы хоть как-то досадить профессору за то, что он оговорил сам феномен как нечто само собой разумеющееся.
Метод управляемой саморегуляции перед утверждением в Минздраве СССР с целью заключения был апробирован во Всесоюзном институте общей и судебной психиатрии имени Сербского.
Дело было непростое. Не вдаваясь в детали, могу сказать, что при этом были и такие замечательные люди, как Л. М. Асанова со своими коллегами из детского отделения, где мы вместе с врачами пытались вылечить детей от энуреза (ночного недержания мочи).
Как бывалый охотник спокойно засыпает накануне охоты, зная, что в четыре часа утра проснется без будильника, так и ребенок, войдя в особое состояние, настраивался на то, что он будет спокойно спать, а в нужное время глаза сами откроются и он проснется. Это помогло уменьшить дозировку лекарств, а дети спали крепко и глубоко.
Не обошлось и без таких докторов наук, которые настоятельно советовали «для пользы дела» назвать метод частью какого-либо другого уже широко известного метода, например, аутотренинга, и одновременно с этим предлагали резко ограничить области его практического применения. На всякий случай. Так, дескать, будет скромнее, и тогда метод быстрее будет внедрен!
Как будто у нас в стране можно внедрять только старые методы! Или только те, которые имеют заграничные аналоги.
Разве недостаточно того, что йога, китайская гимнастика, аутотренинг и даже культуризм пришли из-за границы?
Давайте развивать свои достижения! Недавно американская ассоциация по советско- американским деловым отношениям «Серебряный шип», представителей которой мы обучали саморегуляции через переводчика, назвала метод супертехнологией и вознамерилась прислать своих врачей для перенятая опыта.
Их представитель, женщина, усвоив правило вхождения в особое состояние буквально за десять минут, игралась с саморегуляцией в сторонке, пока мы вели переговоры. Вдруг что-то ударилось. Оказывается, мадам реализовала у себя образ велосипедистки, и у нее, как она смеясь говорила, — ноги «поехали». Она бы поехала еще дальше, но натолкнулась на стол. Этого бы не случилось, если бы наша первая ученица с другого континента прошла курс обучения полностью.

 

НА ПОДХОДАХ К ТЕХНОЛОГИИ

Теперь снова возьмем в руку нитку с висящим на ее конце шариком, закроем глаза и вообразим, что шарик очерчивает круг или раскачивается, как маятник, по линии. Это

простая идеомоторная реакция, где пальцы непроизвольно повторяют образ движения. Эту или иную идеомоторную реакцию, как известно, широко использовали для определения степени внушаемости при гипнозе. Если реакция выраженная — пациент гипнабелен.
Однако раньше не знали, что если позволить пациенту некоторое время оставаться в идеомоторном упражнении, то он погрузится в гипноз. Или если пациенту предложить удерживать внимание на каком-то образе, и он успешно это делает, — то опять же может погрузиться в гипноз. Этот открытый мною феномен и лег в основу разрабатываемой системы обучения саморегуляции. Все дело было в том, как найти для данного конкретного пациента тот оптимальный, соответствующий его психическому состоянию в данный момент ключевой образ, который он легко фиксирует и который, следовательно,
является для него гипногенным.
Это целая наука, в которой творческому поиску врача и его качествам как проницательного и находчивого психолога отводится существенная роль. Даже краткое изложение основ этой науки займет слишком много места. Поэтому мы не будем на ней останавливаться. Скажем лишь, что ее надо передавать от специалиста к специалисту не только посредством научной теории метода, но и обязательно в комплексе с know — how (секрет технологии) — то есть при совместной деятельности. Чем, собственно, и должны в основном заниматься сотрудники Центра саморегуляции.
Итак, допустим, мы нашли, что для данного лица в данный момент легко фиксируемым образом является кружок голубого цвета. Пусть пациент сидит или стоит, как ему удобно, и держит его в воображении. Вспомним попутно: известный в психиатрии и психологии цветовой тест Люшера, когда по выбранным цветовым карточкам определяется состояние пациента, убедительно доказывает своей эффективностью, что в различных психических состояниях актуальны различные цветовосприятия. В нашем случае цветогенерация — это образогенерация. Если мы своими действиями или словами помогаем пациенту фиксировать заданный образ — значит, мы помогаем ему погружаться в гипноз; наши действия и слова, служащие психологическим подкреплением, являются для него внушением.
Самым простым образом, который доступен большому числу людей, и в то же время идеомоторная реализация которого легко контролируется как самим пациентом, так и врачом, является в нашей системе обучения образ расходящихся или сходящихся рук, предварительно вытянутых перед собой.
Представим себе, что наш испытуемый вытянул руки и, освободив их от напряжения, вообразил, что они расходятся. Глаза ему можно и не закрывать. Пусть смотрит и удивляется, как руки идут. Удивление вызывает дополнительное эмоциональное подкрепление — легкий психологический аффект, энергия которого необходима для включения целостной мозговой реакции перехода в гипнотическое состояние. Когда он вошел в это состояние, мы начинаем внушать ему, что теперь, при повторе, он может вызывать у себя особое состояние сам, без помощи извне, одним лишь включением усвоенной идеомоторной реакции.
Теперь рассмотрим этот опыт с другой стороны. Вспомним привычную уже для нас «биологическую обратную связь». Таким способом, с использованием технических средств, обучают иногда аутогенной тренировке: подключают к голове или рукам обучающегося датчики энцефалографа, кардиографа или другого прибора и просят его постараться войти в приятное состояние душевного равновесия, при котором стрелки прибора или линия на экране телевизора от его датчиков выравнивается. Этот визуальный контроль подтверждения правильности внутреннего поиска помогает человеку быстрее освоить нужное состояние.
В нашем случае роль такой стрелки или экрана играют собственные руки пациента. Либо другая используемая при обучении реакция или функция организма: дыхание, наклон головы, корпуса и другие. Это гораздо проще, не требует сложных устройств и,

кроме того, эмоционально значимее: когда руки или ноги движутся почти автоматически, без обычного усилия, по желаемой программе — в человеке происходят не только нужные подкрепляющие эмоциональные реакции, но и, что особенно важно, расширяются представления в области самопознания.
Для обучения саморегуляции желательно психологически подготовиться: например, посмотреть, как это умеют делать другие, уже обученные пациенты, и вдохновиться их успехами в освоении метода. Здесь помогают группы обучающихся, книги, кино… Надо знать, что в особом состоянии саморегуляции никто не отключается и ждать отключения не нужно, иначе вместо благотворного отдыха происходит напряженная мобилизация
мозга, после чего обучаемый испытывает усталость или головную боль.
Ожидание отключения может быть и бессознательным, если процесс обучения саморегуляции ассоциировать с впечатлениями о гипнотизировании.
Эстрадные гипнотизеры оставили тяжелый след, от которого следует избавиться. Они всегда применяли гипноз, подавляя личность, управляя ее состоянием и поведением для эффектных эстрадных трюков.
При использовании гипноза с целью обучения память целенаправленно активизируется в направлении запоминания всего происходящего, иначе обучение не имеет никакого смысла.
Для вызывания первичного особого состояния при обучении саморегуляции используются самые разные способы, применяемые и при гипнотизировании. Например, сначала оценивают исходную восприимчивость к внушениям известными приемами: просят встать прямо, кладут одну руку на лоб, другую — под затылок, предупреждают, что при убирании рук корпус будет тянуть назад. Если обучаемый напряжен, успокаивают, что при этом никто не падает, добавляя, что это полезное упражнение для обучения саморегуляции. Если при закрытых глазах обучаемый напряжен, просят их открыть.
Пробуют вызвать нужное состояние при открытых и при закрытых глазах, то есть ищут, когда получается лучше.
Главное — вызвать предусмотренную реакцию.
Если она пошла — тут же усиливают вызываемое ею состояние дополнительными внушениями.
Можно перед наклоном корпуса назад применить разработанную нами систему упражнений. Эти упражнения взаимно дополняют друг друга, создавая непрерывное, последовательное действие вовлечения внимания обучаемого.
Перед упражнением обучаемому предлагают расслабиться и быть внутренне спокойным. Лучше начинать упражнения с элементов, напоминающих неврологическое или психологическое обследование. Обучаемому не следует испытывать завышенной ответственности перед возможными неудачами, вести себя следует так, будто это увлекательная детская игра, когда нет страха за ошибку и все впечатления искренни.
Вот эта система упражнений, которую обычно используют врачи из Центра саморегуляции при обучении методу или его демонстрации.
Упражнение 1.
При выполнении этого и других упражнений, а также всего цикла обучения к обучаемому можно применить принцип косвенного внушения. Это действует сильнее, чем подавать инструкции, установки «в лоб». Для этого то, что хочет врач сказать обучаемому, он говорит присутствующим, как бы комментируя процессы. Если обучаемый один, врач говорит так, как если бы он на его примере показывал закономерные для всех процессы.
Врач просит обучаемого вытянуть руки и держать их перед собой без всякого напряжения. При этом они не должны соприкасаться. Глаза по желанию могут быть открыты. При этом предупреждают, что у всех людей в таком положении руки стремятся в стороны из-за устройства мышц спины и плеча. Их задерживает только напряженное состояние.
Обучаемому не следует напрягаться и мешать рукам. Пусть идут в стороны. Чем шире,

тем быстрее. Легкие, как перышки.
Врач подсказывает, что намеренно двигать руки не надо. И внушать себе тоже ничего не надо. Надо только им не мешать. Они сами идут. Это автомат.
При этом пациент пусть смотрит на руки и анализирует процесс. Такое предложение освобождает его от напряжения и убеждает в обязательности автоматического действия.
Если врач сумел объяснить пациенту прием так, что тот воспринял необходимость расхождения рук как закономерную реакцию, он будет помогать себе найти то состояние нейтральности, при котором он не мешает своим рукам.
Так, при обучении состоянию релаксации в аутогенной тренировке используется экран электроэнцефалографа, сигналы которого обучаемый пытается отрегулировать успокоением своей нервной системы, то есть визуализация психических процессов обучаемого на экране электроэнцефалографа является для него ориентиром нахождения нужного аутогенного погружения. Только в нашем случае, повторяю, роль такого экрана выполняют собственные руки обучаемого.
Кроме того, в аутотренинге пациент научится только релаксации, а здесь — саморегуляции как универсальному состоянию, с помощью которого он сможет потом реализовать самые различные программы.
Итак, руки начали расходиться!
В этом случае, естественно, у врача повышается настроение и голос приобретает уверенные интонации. Он ведь тоже обладает эмоциями. Возникает эффект подкрепляющей обратной связи.
Пациент чувствует уверенность — руки его начинают расходиться быстрее.
Врач пытается подбодрить обучаемого, хвалит за способность хорошо сосредоточиваться на нужной реакции, говорит, что он скоро овладеет саморегуляцией. Подкрепляет и усиливает реакцию внушениями: «Прекрасно расходятся руки!
Великолепно! Отлично!»
Если при этом есть присутствующие, то весь текст может быть обращен к ним. Это действует как сильное косвенное внушение. Можно сказать: «Смотрите, как у него быстрее и быстрее расходятся руки, они стали легче. Улучшается самочувствие. С каждым упражнением углубляется реакция» и так далее.
Если в ходе первого упражнения руки все же не пошли, то для перехода ко второму их предлагают развести сознательно и используют принцип косвенного внушения, обращаясь к аудитории или просто комментируя формируемое состояние. Это, как мы уже говорили, действует сильнее, чем когда мы обращаемся непосредственно к пациенту, ибо прямое обращение у некоторых обучаемых вызывает сторожевые рефлексы.
Следующее упражнение производят в непрерывной связи с предыдущим.
Упражнение 2.
Если руки пошли — хорошо! У некоторых обучаемых уже при этом идеомоторном действии развивается глубокое нейтральное состояние. Даже глаза начинают слипаться. Если остаются открытыми — становятся неподвижными. Не нужно заставлять закрывать глаза без необходимости. Это может повышать тревожность.
Если пациент пытается стряхнуть нарастающее оцепенение, предлагают этого не делать. Говорят: «Пусть состояние углубляется. Чем глубже состояние, тем полезней для здоровья и обучения. Тем приятней».
Углубление нужного состояния осуществляют второй установкой. Словесно формируют образ, что руки начинают сходиться, притягиваться друг к другу. Для усиления образа в центр схождения рук вносят ладонь (ребром), которая как бы притягивает сближающиеся руки обучаемого.
Процесс сопровождают подкрепляющими внушениями: «Руки идут быстрее». Эти внушения производят, как бы констатируя процесс, а не навязывая.
При этом предлагают смотреть на сближающиеся руки. Взгляд на автоматически движущиеся руки завораживает внимание пациента, создает у него необходимый для

развития особого состояния эмоциональный эффект.
Упражнение 3.
В ходе выполнения первых двух упражнений внимание обучаемого все более и более фиксируется в направлении сближающихся рук, то есть создается фокус внимания. Эту точку внимания нужно использовать в целях развития образующего состояния. Для этого можно усилить впечатление образа.
Ладонь врача находится в предполагаемом центре сближения рук. Далее он говорит: «Руки вместе с корпусом тянутся за моей ладонью!» И отступает назад, как бы
притягивая за своей рукой внимание обучаемого, стараясь ничем его не нарушить.
Если врач находится на расстоянии от обучаемого, то внушает все это словами, но с использованием руки легче — это усиливает действие образа.
Итак, руки и весь корпус обучаемого потянуло вперед. К тому же возникает мощное эмоциональное подкрепление! Корпус пошел! (Ну как пациенту после этого не впасть в еще более глубокое состояние!)
Когда корпус пошел вперед, то есть начал клониться вслед за удаляющейся ладонью врача, реакцию усиливают подкрепляющими репликами: «Вот, отличная реакция, теперь вы овладеете своим организмом, у вас прекрасное самочувствие, отличные память, внимание и мышление, прекрасный ночной сон! Тянет вперед, ноги сами пошли!» (Обратите внимание, что врач использует всю процедуру психотерапии, особенно ту ее часть, при которой у пациента наблюдается реакция повышающейся внушаемости).
При этом ноги пациента как бы стремятся оторваться от пола и при хорошей реакции делают шаги вперед. При недостаточно углубленном состоянии на грани движения может произойти выход из особого состояния, поскольку движение полностью не осуществилось, а всякая эмоционально не подкрепленная реакция разрушает еще не сформировавшееся глубокое состояние. В таком случае можно прекратить упражнение и перейти к другим, но можно и повторить его несколько раз, пока ноги не пойдут и нужное состояние не углубится посредством данного действия.
Упражнение 4.
Когда корпус обучаемого пошел вперед, врач внушает, что теперь его корпус начнет клониться в обратную сторону — назад. При этом свою ладонь врач может приближать к пациенту, как бы «нажимая» на него через расстояние — для усиления образа.
Никаких мистических или магнетических излучений его ладонь при этом, естественно, не испускает. Жест является мощным инструментом воздействия на глубинную психологию человека.
Как известно из истории человечества, жест появился раньше слов. Он — язык бессознательных механизмов (и основной инструмент психотерапии так называемых экстрасенсов).
Корпус обучаемого начинает клониться назад. Врач подходит к пациенту и страхует его, чтобы он не упал.
Упражнение 5.
Когда корпус пошел назад, врачу следует проявить свое психологическое и педагогическое искусство.
Итак, корпус обучаемого клонится назад. Используется такой известный принцип: если мы задействовали внимание человека на эмоционально значимой для него задаче, фиксация его внимания на ней увеличивается.
Пациенту сообщают, что тело сгибается назад, позвоночник, как гибкая струна, сгибается сильнее и сильнее, его тянет в позицию «мостик»!
Все тело обучаемого начинает напрягаться. Если под влиянием дополнительных внушений его сгибает все больше и больше — это успех!
Значит, состояние нарастает, раз рискованная для него операция не вызвала ни протеста, ни выхода из режима. Поэтому тут же начинается целенаправленное, интенсивное обучение: «Теперь вы сможете сами вызвать глубокое особое состояние для

саморегуляции. Сидя, стоя, лежа при шуме и без шума, в любых условиях вы можете мгновенно включить у себя желаемое состояние и использовать его для отдыха, настройки на работу, улучшения самочувствия и многого другого. С каждым повторным упражнением это состояние усиливается и способствует улучшению общего
самочувствия. Перед выходом из него обязательно наступает свежесть во всем теле и ясность в голове!»
Проводится психотерапия: каждая секунда в состоянии саморегуляции на вес золота, так как в этом состоянии клетки мозга успевают запасаться питательными веществами и самочувствие пациента улучшается.
Вот несколько других вариантов формул внушения. «В режиме саморегуляции улучшается состояние всего организма. Все, что было ранее не в порядке, — приходит в нормальное состояние. Это закон природы. Какую бы задачу вы ни решали — все приводит к улучшению здоровья!»
Или: «Выход из режима саморегуляции должен быть обязательно со свежей головой! Как после холодного душа! Вернее, сначала сауна, а потом холодный бодрящий душ! На этом контрасте бодрости будет больше!»
Далее врач просит, чтобы обучаемый сам вышел из этого состояния через несколько секунд со свежей головой, потянулся, сделал несколько физических упражнений, как после глубокого ночного сна.
Эти внушения могут стимулировать пациента к здоровому образу жизни!
Другие упражнения.
Другие упражнения выполняются исходя из ситуации. К примеру, какое-то упражнение не получилось, тогда надо применить другое. Неважно, какое упражнение получится, важно найти его. Надо перебирать несколько разных установочных программ и выявить ту, которая реализуется лучше. При этом, конечно, после каждой очередной установки надо дать несколько секунд на ожидаемую реализацию. Время реакции может быть различным — от 1 секунды до 5-8 секунд. Чаще всего более активно реализуются те установочные реакции, которые находят в организме сформированные ранее стереотипы. Этим путем можно диагностировать стереотипы, как рентгеном.
Например, врач говорит пациенту: «Встаньте прямо, постарайтесь быть совершенно пассивным и как бы со стороны наблюдайте, на какую установку ваше тело будет реагировать активнее и автоматически. Вам при этом не надо себе ничего внушать, просто наблюдайте!»
Затем начинает подавать установки: «Ваши руки уже не ваши. Это руки автомобилиста, ведущего машину по трассе. Впереди крутой поворот справа. Посмотрим, что делают руки. Не мешайте им, только наблюдайте!» При этом просит не спешить. Допустим, руки не пошли, потому что человек никогда не испытывал соответствующего состояния, так как просто не умеет водить машину. В таком случае предлагается образ волейболиста, собравшегося подавать мяч. Хорошо, если при этом его рукам и корпусу уже придано подходящее положение. Тогда эффект может быть выше. Или теннисиста.
Или пловца, переплывающего бурную реку. Или велосипедиста. Или штангиста, боксера, фехтовальщика, парашютиста и так далее.
На какой-то установке ноги или руки, плечи или голова, а может быть, и дыхание вдруг начинают реагировать. Руки, например, всплывают, пальцы дергаются, как бы печатая на мнимой машинке. Эффект может быть самым разнообразным. Значит, реакция пошла!
Как правило, реакцию вызывает привычный в обыденной жизни образ действий.
Когда врач наткнется на реакцию, он начинает ее развивать — говорит пациенту ободряющие слова, убеждает, что с каждой секундой действие усиливается.
Развивая реакцию, врач способствует образованию ожидаемого состояния. Затем у обучаемого включается целостная реакция мозга — происходит наступление глубокого особого состояния. В конце концов, применив творческую фантазию, наблюдательность и настойчивость, врач-специалист, он же психолог, он же философ, он же педагог и друг,

находит первый ключ состояния, в котором производится выработка навыка саморегуляции.
Указанный принцип существенно отличается своей новизной от известного метода внушения при гипнотизации тем, что здесь вместо многократного повторения или «вдалбливания» какой-либо формулы внушения пациенту предлагается калейдоскоп образов для выявления индуцирующего (генерирующего) образа, включающего активную ответную реакцию, и тем самым образуют нужное состояние.
Этот же принцип, к слову, следует использовать и человеку, уже обученному саморегуляции, когда ему требуется провести углубление режима саморегуляции — перед основным намеченным заданием необходимо реализовать уже известные (одну, две) эффективно осуществляемые прежде установочные программы. Пока они реализуются — состояние углубляется. И только затем следует переходить к основному заданию.
Если у обучаемого во время тренировки получились первые упражнения, имеет смысл дать ему испытать ощущение полета или другую установку, ассоциируемую с чувством комфорта, внутренней свободы.
Например, чувство полета. При этом у пациента всплывают руки, открывается естественное глубинное дыхание. Иногда появляется состояние эйфории.
А если руки не идут? Ну и пусть. Не надо на этом зацикливать внимание обучаемого.
Следует искать другую реакцию. Может быть, у пациента остеохондроз шейного отдела позвоночника, который проявляется усталостью и тяжестью рук, а при откинутой голове болит шея. Раз так, надо делать упражнения для шеи, лечить остеохондроз. Применить для этого мануальную терапию, иглоукалывание, то есть весь арсенал, которым владеет врач-специалист, обучающий саморегуляции.
Вот вам одновременно лечение, диагностика и обучение. Возможности метода саморегуляции обширны!
Если первый ключ нужно было найти для вызывания первичного состояния — с целью дать опыт обучаемому, то второй ключ нужен ему для самостоятельного включения этого состояния.
Оба ключа могут быть идентичны, то есть тот стереотип действия (например, расхождение и схождение рук), который вызвал первичное состояние, может быть использован и для включения режима саморегуляции. Достаточно закрепить эту последовательность действия.
Можно личный ключ видоизменить. Он может быть в виде мысленного счета до пяти, при условии, что взгляд обучаемого устремлен в одну точку. Или в виде счета до десяти при трех кивках… Неважно. Можно выработать любой ритуал для включения режима саморегуляции. Ритуал следует вырабатывать в первичном состоянии путем внушения. Затем закреплять путем самостоятельных повторных упражнений.
В конце концов, его можно при желании сменить самостоятельно. Для этого обучаемый вызывает режим саморегуляции освоенным ключом, а установку дает на замену ключа, представляя себе в режиме саморегуляции желаемый способ действий и реакцию, от себя ожидаемую.
Таким же образом развиваются возможности саморегуляции и в других направлениях. К примеру, обучаемый без труда вызывает режим особого состояния в положении стоя (как было при обучении), но в положении сидя это у него не получается. В таком случае в состоянии саморегуляции ему следует образно представить себе, что и в положении сидя хорошо реализуется желаемое состояние.
С помощью режима саморегуляции многое можно сделать.
Например, все, что раньше можно было осваивать скоростным методом с помощью гипноза, теперь можно так же быстро освоить без него.
Учиться рисовать по методике В. Райкова? Обучаться печатать на пишущей машинке? Пожалуйста! Но это уже будет не лабораторный эксперимент (неспособный выйти за рамки группы испытуемых добровольцев), а вполне доступный элемент культуры любого

человека. Так как здесь нет зависимости от внушений извне, а есть свобода, творчество и воля!
Теперь постараемся еще раз ответить на вопрос: зачем человеку все-таки нужно особое нейтральное состояние?
В нейтральном состоянии отключается личностная рефлексия человека, исчезает парализующий страх из-за возможной ошибки. Подумайте, почему человек не может пройтись по бревну над пропастью, в то время, как на земле он это делает без труда? Потому что слишком высокая ответственность распределяет внимание человека между целью и способом достижения — шагом, который, по существу, есть автоматическое действие, а автомат блокируется, когда в него вмешиваются. Чтобы шаг был легким, без напряжения, внимание должно быть сосредоточено только на цели.
Кто-то верно заметил: если все время думать о том, чтобы говорить правильно, поневоле станешь заикаться. Поэтому логоневротика учат думать, о чем говорить, а не о том, как говорить. Следовательно, имея цель, надо не мешать включению автоматических исполнителей действий, иначе автомат блокируется, сам становится объектом цели и, соответственно — анализа.
Таким образом, поставив себе цель, надо как бы уйти в сторону, не мешать автоматам, и тогда организм выдаст те реакции, которые обеспечат решение поставленной задачи. А для этого надо научиться вызывать нейтральное, отвлеченное или, иначе, «пустое»
состояние.
В нейтральном состоянии всякая идея тут же приобретает силу программы для механизмов мозга, распространяясь на весь организм.
Но так как в нейтральном состоянии трудно создавать идеи и вообще иметь желания, эту программу надо продумывать до использования ключа к особому состоянию.
Схема проста: сознание дает заказ, нейтральное состояние отключает все мешающее и включает все способствующее — из сознательного и бессознательного опыта человека.
Сознание — заказчик, естественная и освобожденная в данный момент природа организма — исполнитель.
Давайте это испытаем на элементарном примере (уже рассмотренном). Только это упражнение выполним самостоятельно.
Вытянем обе руки перед собой, но так, чтобы они касались друг друга и при этом были свободны от напряжения. Теперь попробуем представить идею (образ), что руки разбегаются в стороны. Внушать себе ничего не нужно. Руки начнут разбегаться, как только появится хотя бы частичное нейтральное состояние — условие материализации энергии воображения. Для этого чуть-чуть подождите, не торопясь, не заботясь о том, получится или нет, не обращая внимания на посторонние шумы, не напрягаясь, то есть пытаясь быть нейтральным, отрешенным, отвлеченным, пассивным.
Как только возникает элемент «пустоты» или отрешенности, руки (по желанию) тут же начинают расходиться.
Видите, чем это отличается от известных методов самовнушения? Не надо напряженно «вдалбливать» себе или непрерывно повторять какие-либо формулы как заклинания.
Вместо этого всего дайте задание, уйдите в сторону, и задание будет выполнено.
В йоге есть такой совет: если работа не идет, отвлекитесь, в подсознании образуется нужный ответ.
Каждый может припомнить мучительный процесс вспоминания вертящейся на кончике языка фамилии. Что нужно сделать? Перестать вспоминать и отвлечься, нужная фамилия сама вспомнится.
Когда руки начали расходиться, пусть идут. Если пошли, представьте, что теперь их
тянет вверх, к небу. Руки потянет вверх. Затем представьте, что вы — птица в полете. Руки начнут имитировать плавное движение крыльев. Откроется дыхание. Будут дышать все точки тела в едином ритме. Дыхание откроется изнутри. Такое естественное, свободное, чудесное. Это значит — ушло напряжение.

В состоянии гармонии включается внутренняя «аптека» организма. Все, что было не в порядке — функционально нарушено или истощено, стремится к восстановлению.
Несколько минут в день такой необременительной лечебной гимнастики, и за месяц у вас накопится столько сил, словно побывали в санатории.
Но надо твердо запомнить, что при выходе из состояния саморегуляции всегда следует быть настроенным на освежение, прояснение головы, возникновение чувства бодрости, как после освежающего душа или глубокого ночного сна. Это поможет избежать нежелательных остаточных явлений. Особенно у гипотоников (страдающих низким давлением), для которых вообще нахождение в режиме саморегуляции должно сопровождаться только комфортизирующими и тонизирующими установочными программами, тогда как для гипертоников (людей с высоким давлением) полезна релаксационная программа.
Если руки не пошли в стороны, значит, есть напряжение, то есть отношение к ожидаемому действию. Значит, есть и рефлексия, мешающая автоматам выполнить идеомоторный акт. Попробуйте другую установку, например, что руки притягиваются друг к другу. Если движение получится, не стряхивайте возникшего при этом чувства оцепенения. Это нарастает нейтральное состояние. Оно-то вам и нужно. При его углублении могут начать слипаться глаза, не мешайте им, пусть закрываются. Если этого нет, пусть остаются открытыми. Тут ничего не нужно делать искусственно. Нарастающее состояние само находит пути реакции: откроется дыхание, потянет назад и так далее.
Иногда бывает так: руки пошли, потом остановились. В чем дело? Да просто вы заранее не решили, не наметили программу, что должно быть дальше, вот и оказались в состоянии неопределенности. В нейтральном режиме невозможно решать, что делать, — процесс мышления идет в обычном состоянии человека. Поэтому руки остановились, и вы вышли из режима саморегуляции.
Теперь давайте выполним это же упражнение, задействовав вместо рук свой корпус. Главное, найти такую реакцию, которая легко включается.
Встаньте прямо, ноги на ширине плеч, руки вдоль тела висят свободно. Голову чуть- чуть откиньте назад, без напряжения. Если хотите, оставьте глаза открытыми. А теперь на несколько минут представьте, что корпус тянет вперед, и постарайтесь отвлечься в безразличие, в пустоту.
Не спешите.
У каждого, в зависимости от исходного состояния, свой порог реакции — глубина, время вхождения: у кого через секунду, у кого через три возникает действие.
Или представьте, что корпус тянет назад. Потом — влево, вправо. Далее вообразите, что вы — боксер, затем вы — на реке, потом — за рулем и так далее.
Испытайте определенный диапазон различных установочных программ. Не спешите, не напрягайтесь, а просто стойте и безучастно наблюдайте, как организм реагирует на ту или иную программу. На какую-то из них он даст реакцию — задергаются руки или плечи, потянет ногу или голову.
Главное, найти тот образ, который запускает ситуацию! И через нее — к гармонии.
У человека всегда есть ряд сознательных или бессознательных факторов, мешающих при обучении вхождению в нейтральное состояние. Например, когда мы обучаем пациента состоянию в положении стоя, обязательно говорим, что при этом никто не падает. Это сразу снимает у него тревогу, которая бессознательно мешала обучению.
Потом мы повторяем, что в режиме саморегуляции мозг никогда не отключается, напротив, становится очень сосредоточенным, но не на посторонних шумах или мыслях, а на поставленной задаче. Это тоже снимает напряжение.
Если обучаемый несколько раз входил в режим с помощью какого-либо ритуала, то впоследствии он может вызвать состояние одним волевым пожеланием и использовать режим как универсальное условие для реализации самых различных установочных задач.
Иногда, особенно у исходно истощенных людей (я имею в виду нервно-физическое

истощение), после первых учебных упражнений наблюдаются остаточные явления сонливости независимо от того, что перед выходом из состояния они «заказывали» себе «бодрящий душ». Это мозг переключился, наконец, в режим накопления и продолжает накапливать силы даже после формального выхода из состояния. В этом сила саморегуляции — ее ориентация на индивидуальные свойства организма. В таком случае надо оставаться в состоянии саморегуляции 10-15 минут и «выспаться» как следует. На втором или третьем занятии остаточная сонливость прекратится. Для гипотоников перед занятием применяется специально разработанная методика иглотерапии, предупреждающая снижение давления крови.
Если вы попробовали выполнить предложенное упражнение раз, второй, и ничего не вышло, не огорчайтесь, назавтра повторите их еще раз. Может быть, вас ждет успех.
Однако мы напоминаем, что эта книга — не самоучитель по овладению методом саморегуляции, а всего лишь средство подготовки к обучению у врача-специалиста. Но как некоторые люди путем самообразования достигают вершин знаний, так и среди вас обязательно найдутся особо восприимчивые, которым удастся самостоятельно освоить это упражнение.
Будем считать, что домашний тест на обучаемость вы прошли.

 

ИТАК, ПОВТОРИМ УРОК

Чем же отличается метод саморегуляции от обычной и привычной для всех нас волевой самонастройки?
И недостаточно ли для самоорганизации иметь только четкую цель и вести себя в соответствии с нею?
Во-первых, саморегуляция нас гармонизирует и внутренне раскрепощает. Эта внутренняя свобода и гармония открывают в каждом из нас источник духовного равновесия. Человек становится обаятельнее.
Во-вторых, используя метод, мы получаем целостную, более полную реализацию волевой настройки — с подключением всех внутренних потенциальных возможностей психики и всего организма.
Например, я мысленно представляю: если зазвонит телефон, не буду обращать на него внимания. Я должен два часа читать, как можно меньше уставая. Неожиданные стуки в дверь не вызовут во мне раздражения, я быстро отвечу, что занят, и тут же снова примусь за чтение…
То есть у человека формируется некая установочная психологическая модель
деятельности. Она производится, может быть, даже больше бессознательно, особенно если стала привычкой.
Если этот навык применить в режиме саморегуляции, то к психологической настройке добавится психофизиологическая, причем достаточно интенсивная.
Это значит, что почти все функции организма организуются в заданном направлении и для психологической модели образуется адекватное вегетативное обеспечение, то есть волевая установка есть, и к ней подключаются соответствующие ей физиологические процессы. Это перестройка организма, осуществляемая очень быстро, иногда в течение секунд.
Как это проявится?
Когда зазвонит телефон, он будет мне безразличен и я могу его даже не услышать. Два часа пролетят незаметно в состоянии сконцентрированного внимания на чтении, привычной усталости не возникнет, и только потом неназойливо, будто со стороны, всплывает вопрос:
стучал ли кто в дверь?

В приведенном примере намерение не обращать внимание вызвало снижение слуха. Психика вошла в активный союз с физиологией. Это и есть особенности саморегуляции. Если нет необходимости снижать слух, то эти моменты надо «запланировать» в установочной программе.
В программе устанавливается и время нахождения в режиме саморегуляции.
Сказал себе мысленно или представил образно: одну минуту! И теперь не надо себя сторожить. Внутренние часы работают с точностью будильника. Ровно через шестьдесят секунд глаза автоматически откроются и состояние прекратится.
Знакомая ведь вещь! Например, те же охотники просыпаются на рассвете в желаемый час. У всех есть эта естественная природная способность. Только надо научиться ею пользоваться, окультурить и расширить области ее применения. Став сознательно- волевой, она будет много мощнее, универсальнее и сможет применяться для самых различных целей.
Тренировка с помощью саморегуляции способствует интенсивному, ускоренному развитию универсальных связей между психикой и организмом.
Что это значит — универсальные связи?
Известно, что если обычным способом тренировать, например, устойчивость к морозу путем закаливания, то эта адаптивная функция организма в конечном итоге разовьется. То же происходит, если тренироваться на предмет пробуждения утром в назначенный момент.
Но тренировка по отдельным целям может занимать довольно много времени, особенно если этих целей множество.
В таком случае применяется состояние саморегуляции, при помощи которого самые различные намеченные цели реализуются ускоренно и по единой схеме.
Задумали вы, например, сладко уснуть после напряженного трудового дня и проснуться свежим ровно в шесть утра. Включите режим саморегуляции и пожелайте в нем себе спокойной ночи! Вообразите, что в шесть утра глаза сами откроются, и вам захочется встать! Как только вы это сделаете, организм начнет работать по заданной программе, которая опосредует через вашу цель взаимодействие всех функций организма.
Если вы таким образом потренируетесь несколько дней, то у вас выработается опыт: засыпать спокойно и пробуждаться свежим в любых условиях. Включение программы с каждым разом будет ускоряться и, наконец, превратится в навык: вам уже даже не потребуется вызывать режим саморегуляции — одного пожелания будет достаточно.
То же будет происходить и в других случаях. Два, три раза вызываете желаемую реакцию (например, согреться в мороз или снять головную боль) с помощью режима саморегуляции, и нужные связи между вашим пожеланием и исполнительными системами организма установлены!
Одни связи будут устанавливаться быстрее, другие медленнее. Это не должно огорчать вас. Все дело в тренировке.
Если же желаемая реакция не наступает, помните три правила саморегуляции.
Первое правило. Состояние саморегуляции есть состояние равновесия между психическими и физиологическими функциями организма, здесь отдыхают душа и тело. Если данное состояние не включается сразу, НЕ СПЕШИТЕ, попробуйте еще и еще раз. Пока пробуете войти в состояние — мозг переключается от напряженных впечатлений дня в желательном для вас направлении.
Вхождение в режим саморегуляции должно быть не механическим (хотя навык может быть и выработан), а праздничным и торжественным, так как здесь вы обращаетесь к глубинной природе организма.
После определенной тренировки состояние саморегуляции будет включаться сразу при одном только волевом усилии даже без вспомогательных ключевых действий.
Может быть, задача, которую вы хотите сейчас реализовать при помощи режима саморегуляции, для вас слишком нова, непривычна или слишком ответственна, и это не

дает возможности получить для ее осуществления глубокое состояние? Посмотрите на нее с другой стороны. Не так, как осматривают гору перед приступом, а так, словно вы играете в увлекательную детскую игру.
Если требуется углубить состояние саморегуляции, которое пока не углубляется обычным самоприказом, то перед тем, как приступить к реализации основного намеченного задания, произведите реализацию одного или двух коротких обычно успешно выполняемых заданий. Их осуществление способствует развитию нужной глубины.
Второе правило. В режиме саморегуляции психика и организм находятся в положении, напоминающем переключение скорости в движущемся автомобиле на «нейтралку» — еще действует энергия предшествующего момента. А вы хотите ее преодолеть, переключаясь на желаемое направление.
Поэтому помните об инерции исходного состояния своей нервной системы. Она преодолевается глубиной режима саморегуляции и ярким побудительным образом желаемого результата.
Так, например, если вы в депрессии, повышение тонуса самочувствия наступит только тогда, когда вы, применив волю и творческое воображение, сформируете для себя желаемую картину активного состояния. Режим саморегуляции наградит ваши волевые и творческие усилия их материализацией и откроет для вас источник морального удовлетворения.
Формулировать задание внутренней природе организма следует на языке души, то есть с помощью наиболее естественного для вас языка внутренних намерений. Кто-то использует зрительные образы, кому-то по душе мысленные самоприказы. Вы скоро научитесь чувствовать этот язык, с помощью которого наше сознание успешно общается с бессознательными механизмами. Овладев им, вы сможете стать действительным хозяином своего организма.
Будьте определенней в цели! Прежде чем вступать в царство саморегуляции, надо хорошо осознать, чего ты хочешь!
В случае, если установочное задание оказалось недостаточно определенным, глубина режима саморегуляции снижается, при упражнении с руками руки зависают в воздухе, действия затормаживаются.
Это срабатывает естественный предохранитель психики: включается мышление, вынужденное додумывать: что делать дальше?
Применение саморегуляции, таким образом, развивает не только волевые и творческие возможности, но и самое ценное в человеке — его самосознание.
Третье правило. При использовании саморегуляции надо быть грамотным и знать, в частности, что существуют произвольные и вегетативные функции организма.
Произвольные можно вызвать к действию одним лишь волевым намерением, а для включения вегетативных (давление, терморегуляция, потообразование) — нужно привлечь и образ соответствующих этим функциям раздражителей.
Так, например, образ выпитой чашки кофе (если кофе помогает) вызовет в режиме саморегуляции повышение тонуса у гипотоника, а образ принятой таблетки поможет снять приступ стенокардии, если, конечно, данное лекарство часто помогало. Так можно уменьшить (но только под контролем врача) потребление различных лекарств за счет усиления их психотерапевтического действия.
Здесь используются уже выработанные жизненной практикой условно-рефлекторные связи, которые легко оживляются по заказу с помощью режима саморегуляции.
В процессе нескольких тренировок эффект действия лекарства можно получать уже без образа раздражителя, а волевым намерением получить желаемый лечебно- оздоровительный результат.
Таким же способом оживляются и подчиняются волевому управлению и другие прежде непроизвольные функции, ранее пережитые состояния, ощущения, физиологические 
реакции и навыки. На основе оживляемых процессов их можно использовать для конструирования новых, развивая ресурсы своих возможностей.
Саморегуляция, таким образом, служит развитию связей между волей и бессознательными механизмами организма. Это значит, что вы становитесь все больше и больше хозяином собственной судьбы. Своей свободы!

Метод Ключ — все книги Хасая Алиева 

Продолжение книги «Ключ к себе» (часть II)